Английские идиомы с употреблением названий частей тела | Блог Свободы Слова

Английские идиомы с употреблением названий частей тела | Блог Свободы Слова Английский

Типологический анализ идиом английского языка с антропоморфным компонентом. курсовая работа (т). английский. 2022-02-18

МОСКОВСКИЙ ИНСТИТУТ ИНОСТРАННЫХ ЯЗЫКОВ (МИИЯ)

Факультет иностранных языков

Кафедра теории и практики английского языка

КУРСОВАЯ РАБОТА

ТИПОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ИДИОМ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА С АНТРОПОМОРФНЫМ КОМПОНЕНТОМ

Руководитель: Соколова Наталья Игоревна

Автор работы: Маркова Е.Н.

Москва 2022

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ АНГЛИЙСКИХ ИДИОМ С АНТРОПОМОРФНЫМ КОМПОНЕНТОМ

.1 Классификация фразеологических единиц в свете различных научных парадигм

.2 Понятие идиоматичности и идиомы

ГЛАВА 2. ТИПЫ ИДИОМ С АНТРОПОМОРФНЫМ КОМПОНЕНТОМ В АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ

.1 Идиомы с компонентом голова

.2 Идиомы с компонентом туловище, части тела

.3 Идиомы с компонентом сердце

ВЫВОДЫ

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы курсовой работы обусловлена тем, что в последнее время идиомы привлекают особое внимание исследователей в разных странах. Можно говорить о перемещении идиоматики с периферии сферы лингвистических интересов в ее центр, что достаточно хорошо согласуется с представлениями современной лингвистики о строении и функционировании языка. Если таксономически ориентированные теории, господствовавшие ранее рассматривали идиоматику как «аномалию», которая мешает описать язык с системных позиций, и поэтому спешили объявить идиомы несущественными языковыми образованиями, своего рода деталями украшения на фасаде языка, то современные лингвистические концепции скорее склонны уподобить идиомы элементам несущих конструкций здания языка. Такое изменение отношения к идиомам объясняется переориентацией лингвистики на живой язык. Морфологические или однословные идиомы играют важную роль в осуществлении процессов речевого мышления и общения и требуют дальнейшего анализа.

Несмотря на важную роль, которую играют в языке идиоматические единицы, в лингвистической литературе существует незначительное количество работ, посвященных их исследованию. Вопрос идиоматики преимущественно исследуются в рамках фразеологии (А.В. Кунин, В.В. Виноградов, А.И. Смирницкий, А.Г.Назарян, Н.М. Амосова, В.Л.Архангельський, В.М.Телия, М.М. Шанский, А.И.Алехина, У.Чейф, Ч.Хоккет, Ф. Вуд, Ф. Фаузхольдер, В. Вайнрайх, В.В. Коллинз и др.).. Идиоматика как самостоятельная дисциплина еще не сформировалась, что свидетельствует об актуальности данного исследования.

Объектом курсового исследования являются идиомы английского языка с антропоморфным компонентом.

Предметом исследования являются структурно-семантические особенности английских идиом с антропоморфным компонентом и их функциональная специфика в речемыслительном и коммуникативном процессе.

Цель исследования заключается в выявлении структурной и функциональной специфики идиом с антропоморфным компонентом.

Цель работы требует решения следующих основных задач:

) проанализировать научную литературу и определить особенности разграничения идиом и фразеологизмов;

) определить сущность идиомы и идиоматичности;

) определить особенности идиом с антропоморфным компонентом английского языка.

Цель и задачи курсовой работы определили выбор следующих методов исследования: анализ научной литературы; анализ идиом с антропоморфным компонентом (идиоматический, компонентный), сравнение особенностей употребления идиом с антропоморфным компонентом (межъязыковое, внутриязыковое).

Материалом исследования послужил корпус английских идиом с антропоморфным компонентом (100 единиц): идиоматических слов, собранных методом сплошной выборки из толковых словарей современного английского языка.

Структура работы

Работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованных источников.

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ АНГЛИЙСКИХ ИДИОМ С АНТРОПОМОРФНЫМ КОМПОНЕНТОМ

.1 Классификация фразеологических единиц в свете различных научных парадигм

Фразеологический состав языка классифицируется по различным основаниям: структурно — семантическим, грамматическим, функционально — стилистическим. При этом доминирующий во фразеологии структурно — семантический принцип классификации, происходит от классификации В.В. Виноградова [ 9 ] и основан на критериях семантической спаянности или аналитичности значения фразеологизмов.

Фразеологическая единица (ФЕ) имеет ряд признаков, отличающих ее как от слова, так и от свободного словосочетания. Большинство ученых выдвигают на первый план устойчивость ФЕ как одну из основных дифференцирующих признаков для классификации.

В исследованиях Л. Булаховского определена генетическая классификация, предусматривающая группировки фразеологического материала по источникам происхождения. Так, Л. Булаховский по этому признаку определяет 8 основных групп фразеологизмов:

) пословицы и поговорки;

) профессионализмы, получившие метафорическое употребление;

) устоявшиеся выражения из анекдотов, шуток и т.п.;

) цитаты и образы из «Старого» и «Нового» заветов;

) многочисленные реминисценции античной древности;

) переводы распространенных иноязычных выражений;

) крылатые слова автохтонных и иностранных писателей;

) меткие фразы выдающихся людей [ 7, с. 52].

Такая классификация является полезной с точки зрения исторического изучения фразеологии, но, к сожалению, не может охватить всех фразеологических единиц, так далеко не всегда можно даже при специальных исследованиях точно установить источник возникновения того или иного высказывания.

Другую генетическую классификацию ФЕ предложил В. Мокиенко, который поделил их на две группы — естественные и условные. К первой группе он отнес фразеологизмы, возникающие самостоятельно в разных языках (отражают явления природы, животный и растительный мир, физическое и психическое состояния человека) , ко второй — сообщения, которые обусловлены спецификой национального развития и отражают факты материальной и духовной культуры того или иного народа [ 30, с. 163].

В. Виноградов в основу определения фразеологических единиц положил структурный признак, который включает в себя устойчивость, воспроизводимость в речи сочетаний слов как готовых единиц. Под устойчивостью фразеологизма он подразумевает устойчивость сочетаний слов как результат лексико — семантических особенностей этих слов [ 9 ].

Другие исследователи фразеологии конкретизируют и уточняют точку зрения В. Виноградова, например, Е. Иванникова, которая считает, что « устойчивость словосочетания, вызванная лексикализацией, представляет собой устойчивость другого характера, чем устойчивость, вызванная фразеологизацией, что необходимо отличать фразеологическую устойчивость от лексической» [ 18, с. 80 ].

В основе концепции А. Кунина также лежит понятие устойчивости. Поскольку устойчивость характерна не только для ФЕ, то, по его мнению, стоит отделять фразеологическую устойчивость от других типов устойчивости.

Он считает, что понятие устойчивости базируется не на каком-то одном признаке, а требует комплексного подхода, а фразеологическая устойчивость « основана на свойственных ей различных типах инвариантности, т.е. неизменяемости тех или иных элементов при всех нормативных изменениях » [25, с. 6 ]. А. Кунин выделяет такие виды фразеологической устойчивости или инвариантности:

) употребление;

) на структурно — семантическом уровне;

) на семантическом уровне;

) на лексическом уровне;

) на синтаксическом уровне [ 25, с. 88-110 ].

И. Мельчук выделяет два основных признака ФЕ — устойчивость и идиоматичность или немотивированность. Устойчивость и идиоматичность, по Мельчук, понятия совсем независимые, т.е. оборот может быть устойчивым, но неидиоматическим и наоборот. На основе своей концепции он выделяет четыре типа фразеологизмов:

) устойчивые идиоматические обороты;

) устойчивые неидиоматические обороты;

) неустойчивые идиоматические обороты;

) неустойчивые неидиоматические обороты [ 29, с. 79].

Н. Шанский дифференциальными признаками фразеологической единицы, отличающими ее от свободного сочетания слов, считает не только устойчивость, но и воспроизводимость. По его мнению, «свойством воспроизводимости объясняются все остальные признаки одинаково свойственные словам и фразеологическим оборотам: прежде всего, устойчивость состава и структуры и целостность значения» [ 49, с. 22].

Понятие воспроизводимости уточняется Л. Ройзензон. По его мнению, нельзя говорить о том, что для всех фразеологизмов, и для свободных сочетаний характерно одно и то же явление — воспроизводимость. Он вводит понятие « фразеологическая воспроизводимость». «Фразеологическая воспроизводимость — не просто повторения в языке того, что есть в языковой системе, а лишь такое свойство словесных компонентов, когда данный оборот выступает всегда в том же устойчивом виде, будучи противопоставлен другому виду того же лексемосочетания » [36, с. 104 ].

В. Архангельский приводит семнадцать признаков, характеризующих ФЕ. Однако он считает, что « важнейшим существенным и дифференциальным признаком фразеологической единицы является понятие популярности » [ 2, с. 125 ]. По его мнению, понятие популярности неразрывно связано с понятием воспроизводимости фразеологизма и является главной его условием. « Фразеологическая единица воспроизводится в речи носителей данного языка именно потому, что она известна данному лингвистической сообществу и передается из поколения в поколение как целостная структура » [ 2, с. 125 ].

Не для всех лексикологов признак воспроизводимости главный. И. Чернышева не признает воспроизводимость как основной признак ФЕ, считая, что существует также воспроизводимость таких лексических единиц (ЛО), которые фразеологическими не являются [ 48].

Таким образом, на современном этапе развития фразеологической науки теорию фразеологии можно условно свести к узкому и широкому пониманию фразеологии. Впервые понятие фразеологии в узком и широком смысле слова было введено С. Ожеговым в 1957 году в статье « О структуре фразеологии », однако до сих пор в этом вопросе нет общего мнения. Дело в том, что фразеологизм, как и любая другая единица языка, характеризуется с трех сторон: с точки зрения содержания, формально — структурной организации и функции [ 14, с. 53]. В соответствии с этим следует говорить не просто об узком и широком понимании фразеологии, а о трех критериях такого понимания [ 14, с. 54 ], поскольку лингвисты оценивают ФЕ именно из этих трех сторон. Рассмотрим все три критерия.

Первый из них связан с семантической структурой фразеологизма. Так, одни сторонники узкого понимания фразеологии основным признаком фразеологической единицы считают целостность, неразложимость ее значения. Поэтому одним из категориальных (дифференциальных) признаков фразеологизма А. Молотков считает наличие у фразеологизма (в фразеологизме в целом, а не у каждого компонента отдельно), как и в слове, лексического значения [31, с. 22]. По мнению Жукова, «под фразеологизмом… понимается устойчивая и воспроизведенная раздельно оформленная единица, состоящая из компонентов, наделенная целостным (или реже частично целостным) значением» [ 16, с. 39].

Эту точку зрения разделяет и А. Ахманова: «Можно сказать, — пишет она, — что в фразеологической единице « целостность номинации » господствует над структурным разрешением: выделение признаков, характеризующих предмет, оказывается подчиненным его целостному обозначению » [ 3, с. 153].

В. Виноградов, основатель фразеологии как науки, тоже понимает фразеологию в узком смысле. Он выделяет фразеологизмы по степени семантической слитности компонентов, входящих в состав фразеологизма, на три группы:

) фразеологические единства,

) фразеологические сочетания.

Фразеологические единства — семантически неделимые фразеологические единицы, целостное значение их мотивированно значением компонентов. В них значение целого связано с пониманием внутреннего образного стержня фразы, потенциального смысла слов. Фразеологические сочетания — « тип фраз, создаваемых реализацией связанных значений слов» [ 9, с. 24-25 ]. Они не являются безусловными семантическими единствами. В них значения слов выделяются четче, резче, они аналитические. Как правило, они состоят из двух компонентов: один из них сохраняет свое прямое номинативное значение, другой же выступает в значении переносном, фразеологически связанном значении, проявляется лишь в соединении с определенными словами.

Фразеологические сращения характеризуются высокой степенью семантической слитности компонентов, поскольку их целостное значение « совершенно независимо от их лексического состава, от значений их компонентов, и так же условно и произвольно, как значение немотивированного слова — знака» [ 9, с. 47].

Фразеологические единства, в отличие от фразеологических сращений, всегда характеризуются меньшей степенью семантической спаянности компонентов. Это объясняется тем обстоятельством, что их целостное значение всегда является образным, мотивируется на основе лексических значений компонентов: «значение целого связано с неясным ощущением внутреннего образного стержня фразы» [ 9, с. 48].

По мнению Г. Соколовой, немотивированность ФЕ — это отсутствие связи между ее значением и денотат, что сказывается буквальным значением ее компонентов, а мотивированность — это наличие связи между семантикой ФЕ и прямым значением переменного оборота, лежит в ее основе [ 44, с. 67-68 ].

Семантическая классификация ФЕ в плане диахронии Б. Ларина отражает этапы развития и перестройки первобытных выходных словосочетаний, она включает:

а) переменные словосочетания;

б) устойчивые словосочетания, отличаются наличием стереотипности, традиционности и метафорического переосмысления;

в) идиомы, которые отличаются по сравнению с устойчивыми метафорическими словосочетаниями более деформированным, сокращенным, далеким от первоначального лексическим и грамматическим составом и ослаблением той семантической делимости, обуславливающей метафоричность, т.е. смысловую двуплановость [ 27, с. 200-224 ].

Н. Шанский, сторонник широкого понимания фразеологии, считает, что ФЕ — «это воспроизведенная в готовом виде языковая единица, состоящая из двух или более ударных компонентов словного характера, фиксированная (т.е. постоянная) по своему значению, составу и структуре. Исходя из этого определения, поговорки, пословицы, крылатые слова, научные термины, жаргоны и др.. тоже могут включаться в фразеологию. На основе классификации фразеологизмов В. Виноградова он разделяет фразеологизмы на четыре группы:

) фразеологические сращения,

) фразеологические единства,

) фразеологические сочетания и

) фразеологические выражения [ 49, с. 34].

Как дополнительная группа классификации В. Виноградова, фразеологическое выражение понимается как « устойчивый в своем составе и употреблении фразеологический оборот, который не только является расчлененным семантически, но и состоит целиком из слов со свободным значением. От фразеологических сочетаний фразеологические выражения отличаются тем, что в них нет слов с фразеологически связанным значением» [49, с. 35].

Сложность в определении принадлежности ФЕ к одному из четырех типов обусловливается некоторой непоследовательностью классификации, а также тем, что все многообразие фразеологического состава языка невозможно уложить в рамки общепринятой четырехэлементный типологии, в которой, по мнению ее основателя В. Виноградова, названы и определены лишь полярные типы, между которыми намечаются много переходных групп [ 10, с. 139 ]: фразеологические обороты, невозможно безоговорочно отнести к тому или иному классификационного типа.

Поэтому А. Кунин добавил в классификацию В. Виноградова еще два уровня: промежуточную категорию между фразеологическими единствами и фразеологическими сращениями (обороты, где ведущий компонент мотивирован, а другие — немотивированные) и промежуточную категорию между фразеологическими сочетаниями и фразеологическими единствами (обороты с несвободным значением одного или двух компонентов) [26, с. 433 — 455 ].

Другой критерий, по которому также определяется объем фразеологии, связан со структурно — грамматическим оформлением устойчивых оборотов речи. С этой точки зрения можно выделить следующие группы языковых единиц:

) слова (одноударные единицы, но с раздельным написанием предлогов и частиц):

а) наречия с раздельным написанием предлогов,

б) сложные служебные слова — предлоги, союзы, частицы, в) конструктивно — обусловлены значение некоторых слов;

) словосочетание (обороты, состоящие минимум из двух компонентов, раздельнооформленных акцентологически):

а) прилагательного и существительного;

б) существительного и формы родительного падежа другого существительного,

в) существительного и предложно — падежных форм существительного,

г) предложно — падежной формы существительного и формы родительного падежа другого существительного,

д) глагола и существительного (с предлогом или без предлога),

е) глагола и наречия [ 26, с. 433 — 455 ].

М. Тагиев предложил классификацию на основе окружения фразеологизмов: 1) фразеологизмы с однопозиционным окружением;

) фразеологизмы с двухпозиционным окружением;

) фразеологизмы с трехпозиционным окружением [ 45, с. 120 ].

Несколько иной подход к классификации фразеологизмов предложил, основываясь на прагматических задачах, В. Виноградов:

) лексические фразеологизмы — воспроизводятся в речи как готовые лексические единицы, эквивалентные различным частям речи; за каждой такой единицей закрепляется обобщенно- целостное значение;

) предикативные фразеологизмы — как правило, законченные предложения, закрепившиеся в языке в виде устойчивых формул;

) компаративные фразеологизмы — устойчивые сравнения [ 11, с. 189 — 200 ].

В языкознании распространена также классификация фразеологизмов по стилистическому признаку. Основанием для стилистической классификации ФЕ является то, что фразеологические средства языка включают в себя большую силу экспрессии и эмоциональной воодушевления. Фразеологизмы издавна считаются одной из специфических черт каждого языка. Они гораздо отчетливее, чем отдельные слова, распределяются в определенных структурно — функциональных стилях, проявляя свою принадлежность к каждому из них, а также в сфере устной или письменной речи, имеют более яркую экспрессивную или эмоциональную окраску. Стилистически семантическая классификация ФЕ в отечественном языкознании опирается на исследования швейцарского лингвиста Ш. Балли, который утверждал, что » стилистика изучает эмоциональную экспрессию элементов языковой системы, а также взаимодействие языковых фактов, которые способствуют формированию системы выразительных средств того или иного языка » [ 4, с. 39]. Ш. Балли классифицирует фразеологизмы по различной степени спаянности их компонентов, выделяя среди них фразеологические группы и фразеологические единства. Обе категории фразеологизмов Ш. Балли связывает с определенной степенью экспрессивно — эмоциональной окраски и останавливает свое внимание на внешних (формальных) и внутренних (смысловых) признаках фразеологических единств. Он считает, что внимание исследователя должны привлекать именно внутренние признаки, то есть те данные, которые можно получить из сопоставления мысли с ее словесным выражением. Итак, Ш. Балли заложил основы стилистической классификации этой лексико — синтаксической категории.

Таким образом, на современном этапе развития языкознания можно выделить различные основы классификации фразеологизмов — структурно — семантическую, грамматическую и функционально — стилистическую. Самой популярной является структурно — семантическая классификация.

1.2 Понятие идиоматичности и идиомы

семантический идиома фразеологический антропоморфный

Идиоматичность — свойство единиц языка (слов, сочетаний слов, предложений), состоящее в неразложимости их значений на значения единиц, которые вычленяются в их формальном строении, и соответственно в несводимости значения целого к значениям частей в их данной структурно — семантической связи. Структурно — семантическое строение таких языковых единиц выявляет отклонения от общих закономерностей образования составных единиц. Идиоматичность возникает вследствие потери регулярной правильности отношений между единицами содержания составных образований и их единицами, которые являются формально вычленеными. Идиоматичность приводит, как правило, к образованию слитного значения языковой единицы за счет переосмысления составляющих ее элементов. Различают внутриязыковую и межъязыковую идиоматичность. Последняя определяется на основе невозможности « буквального » перевода с одного языка на другой. Понятие межъязыковой идиоматичности отражает специфичность структурно — семантического строения одного языка по отношению к другому.

Идиома, идиоматизм — единица языка, обладающая идиоматичностью. Структурно — языковые типы идиомы выделяются на основе того, какой тип языкового значения присущ единицам и элементам ее структуры, обнаруживают несоответствие между их формально выраженными признаками.

Термин «идиома» понимается очень широко как совокупность особенностей образного языка. Вопросы устойчивых выражений трактуются преимущественно в работах по семантике и грамматике, а также в прикладной лингвистике. Есть ряд статей, посвященных идиоматичности словосочетаний. Большое внимание уделяется изучению пословиц. Поиски общей формулы » идиоматичности » как языковой аномалии, нарушают или законы грамматики, или законы логики [ 54, с. 181 ], или как употребление » обычных слов и словоформ в необычном смысле» [ 50, с. 1] заслоняют собой в коротких очерках иностранных лингвистов существенные различия в конкретной специфике грамматического и лексического уровней языка. Смешение этих уровней приводит к объединению разноплановых явлений, не может составить содержание какой-то отдельной, единственной области языкознания.

С.И.Ожегов определяет идиому как оборот, значение которого не определяется отдельными значениями слов, входящих в него [ 20, с. 287 ].

В литературной энциклопедии отмечается, что » идиома — лингвистический термин, обозначающий выражение (оборот речи), который употребляется как некоторое целое, не подлежащее дальнейшему разложению и обычно не допускающее внутри себя перестановки своих частей. Характерным для идиомы является то, что значение ее не равно значению ее составных элементов. Будучи всегда достоянием только одного языка (исключение составляют » кальки «), идиома является случаем идиоматизма » [ 21, с. 207].

По определению Т.Ф. Ефремовой, идиома — » присущий только данному языку непереводимый на другие языки устойчивый оборот речи, значение которого не вытекает из суммы значений его составных элементов » [ 19, с. 298 ].

Идиома рассматривается как продукт концептуальной системы, а не только как языковой факт. Идиома — это не просто выражение, общее значение которого отличается от значений его компонентов, а единица, значение которой является обусловленным более общим знанием о мире, представленным в концептуальной системе. З.А. Кевесевич считает, что идиомы имеют концептуальный, экстралингвистический, а не лингвистический характер [ 53, с. 330 ].

Образование значения идиомы связано не с переносом характеристик с одной денотаты на другую и не с деривацией одних значений от других, а с целым комплексом преобразований в концептуальных структурах [ 51].

В современной лингвистике существует несколько определений понятия » идиома «.

Идиома — оборот речи, значение которого не определяется отдельными значениями слов, входящих в него [ 25].

Идиома — лингвистический термин, обозначающий выражение (оборот речи), который употребляется как некоторое целое, не подлежащее дальнейшему разложению и обычно не допускающее внутри себя перестановки своих частей. Характерным для идиомы является то, что значение ее не равно значению ее составных элементов. Будучи всегда достоянием только одного языка (исключение составляют » кальки «), идиома является случаем идиоматизму [ 24].

Идиома — свойственной только данному языку и не переводимый на другие языки устойчивый оборот речи, значение которого не вытекает из суммы значений его составляющих элементов [ 23].

Итак, идиома соответствует критериям фразеологического сращения — семантически неделимого оборота, значение которого вовсе не выведен из значений составляющих его компонентов.

Чаще всего грамматические формы и значения идиом не оговорены нормами и реалиями современного языка, то есть такие сращения являются лексическими и грамматическими архаизмами.

Таким образом, существуют различные подходы к трактовке понятий » идиома » и » идиоматичность «.

Р.С.Гаманко подчеркивает, что с конца ХIX века сложились две традиции в изучении идиоматики: англо — американская и европейская. Представители англо — американской традиции (Г.Суит, Й.Бар — Хиллел, У.Чейф, Н.Хомского, Ф.Палмер, У.МакМорди, У.Вайнрайх и др.) трактуют идиому, во-первых, в межъязыковом плане как форму выражения, специфическую для данного языка; во-вторых, эти лингвисты трактуют идиому во внутриязыковыми плане как словосочетание, у которого общее значение не выводится из суммы составных частей. В лексикографической практике, при составлении словарей идиом, представители этого течения не сохранили строгих определений и включали в число идиом много разнородных образований, например, фразовые глаголы типа get up, move in, фразеологизмы, пословицы, слова с метафорическим значением, звукоподражательные слова. Таким образом, наблюдаются различия в лексикографической практике [ 20, с. 76 — 78 ].

К европейской традиции относятся труды швейцарских, французских, российских, советских и немецких ученых: Ф. де Соссюра, Ш.Балли, П.Гиро, А.Булаховского, Ф.Фортунатова, В.Фляйшера, Г.Вотьяка и др.. [ 20, с. 76 ].

В начале ХХ века Ш. Балли указал на различия фразеологических устойчивых словосочетаний от свободных и предложил классификацию фразеологического материала, выделив три группы фразеологических сочетаний: обычные сочетания, фразеологические группы и фразеологические единства. Им было отмечено также отсутствие четких границ между различными группами словосочетаний, в том числе между свободными и представляющими собой неразложимые единства [ 9 ].

Советская традиция открылась работой И.Е.Аничкова » Идиоматика и семантика » [ 5 ]. В ней он предложил называть идиоматикой науку о сочетании слов и противопоставил ее синтаксису и рассматривал сочетание форм слов. К идиомам, или идиоматизмам, И.Е.Аничков относил не только устойчивые сочетания слов, но и сообщения предлогов и слов типа at liberty, а также поговорки и пословицы. И.Е.Аничков выдвинул и проиллюстрировал теоретическое положение о том, что любое слово в языке на каждом определенном этапе его развития так или иначе ограничено в своем применении, то есть абсолютно свободных сочетаний в языке не существует; что поэтому так называемые свободные словосочетания должны изучаться в рамках идиоматики наряду с любыми другими типами словосочетаний, до наиболее идиоматических [ 5 ]. В советские годы в отечественной лингвистике царила традиция, установленная В.В.Виноградовым, выделившим фразеологию в отдельную отрасль науки [ 11; 12 ].

Некоторые лингвисты высказывали мнение о идиоматичности языковых единиц (слов и устойчивых словосочетаний). А.И.Смирницким в статье » К вопросу о слове (проблема «тождества» слова) » была выдвинута концепция невыводимости общего значения сложного слова из его составных частей. Эта невыводимость значения целого языкового образования из совокупности значений входящих в него частей была названа А.И.Смирницким идиоматичностью языкового образования [ 40, с. 102 ].

А.А. Реформатский отнес к идиомам как лексикализированные сообщения (несвободные сообщения, стремящиеся стать одним словом) типа заработная плата, так и отдельные слова, употребляемые в переносных значениях [33, с. 69].

Например, заяц в значении «безбилетный пассажир» — идиома, переводная на разные языки по — разному: франц. voyageur en contrabande — » контрабандный путешественник «, нем. blinder Passagier — «слепой пассажир», англ. quickfellow — » моторный молодец »

Таким образом, идиоматика является прослойкой лексикона языка, в состав которого входят разноструктурные вторичные экспрессивные номинации — слова, словосочетания и предложения. При таком толковании идиоматика выходит за пределы фразеологии. Слишком узкое и структурно лимитированное толкование понятия идиоматики, которое царило во фразеологии с момента ее оформления как языкознания до недавнего времени, является причиной того, что понятие идиомы применялось преимущественно к словосочетанию (идиомы — фразеологизмы), в то время как однословным идиомам почти не уделялось внимания [29, с. 8 ].

По мнению Р.С. Гаманка, существуют общие черты и различия межъязыковой и внутриязыковой идиоматичности. Оба вида идиоматичности устанавливаются путем сравнения рассматриваемой языковой единицы с ее структурным аналогом: в первом случае структурный аналог (эталон сравнения) подбирается в том же языке, а во втором случае — в другом языке. Например, структура английского лексической идиомы wiseman » знахарь » так же соотносится со структурой своего английского буквального аналога wise man » мудрый человек «, как и со структурой своих буквальных аналогов в других языках: нем. der Weise Mann, рус. мудрый человек и т.п. [ 15, с. 199 — 200 ].

По определению Р.С. Гаманко, в знаковой структуре целевой языковой единицы можно выделить мотивационный сегмент — участок, в состав которой входят план содержания и все мотивационно — значимые уровни плана выражения языковой единицы. Например, в мотивационный сегмент знаковой структуры английского слова turkeycock входят значения » надменная человек» и образная основа » индюк «, но не входит звуковая цепочка, так как в данном примере она мотивационно иррелевантная [ 16, с. 34 — 38 ].

Сопоставляя знаковые структуры разноязычных аналогов, можно отделить их инвариантную часть в рамках их мотивационных сегментов. Эта инвариантная часть является межъязыковой структурно — семантической моделью мотивации аналогов. Если мотивационные сегменты разноязычных единиц вполне вписываются в ту же межъязыковую модель мотивации, эти единицы не обладают межъязыковой идиоматичностью по отношению друг к другу (их мотивационные сегменты изоморфны). Такие, например, англ. fire — thrower и укр. огне — отметки: их знаковые структуры вполне изоморфны в рамках мотивационных сегментов. Значит, эти слова не идиоматические по отношению друг к другу. (Их фонетическое различие мотивационно иррелевантно и поэтому не входит в мотивационный сегмент) [ 19].

Однако, если мотивационные сегменты разноязычных лексических аналогов не изоморфны, а лишь гомоморфны (не вполне вписываются в одну мотивационную модель), такие разноязычные единицы той или иной степени идиоматические по отношению друг к другу. Такие, например, англ. self — guide и рус. Самоучитель [ 16, с. 34 — 38 ].

Свойство внутриязыковой идиоматичности неизменно и абсолютно вследствие неизменности эталона сравнения (в синхроническом плане), в то время как свойство межъязыковой идиоматичности изменчиво и относительно вследствие изменения эталона сравнения.

Внутриязыковая идиоматичность состоит из таких параметров, как семантическая усложненность, семантическая неравнообьемность и семантическая целостность языковой единицы. Усложненность и неровнообьемность предполагают друг друга и вместе составляют двуединое свойство семантической транспонированности. Целостность предполагает наличие транспонированности, но не обязательно наоборот. Исходя из этого, можно выделить две категориальные признаки идиомы: устойчивость и семантическая целостность. Другие признаки идиомы являются гиперкатегориальными; их наличие имплицируется наличием категориальных свойств.

Итак, различаются лексические идиомы (предложение или сочетание слов, характеризующееся слитным значением, синтаксические идиомы (синтаксическая конструкция, имеющая форму простого или сложноподчиненного предложения или сочетания слов, морфологические идиомы (простое или сложное слово, неразложимое с точки зрения современного языка по морфологическому составу, но членится на форманты, которые потеряли смысловую функцию в составе целого — подушка) [ 1].

Идиомы — фразеологизмы более эксплицитные по своему характеру в результате установившейся и воспроизводимой в готовом виде структуры предложения или словосочетания. Это делает их более заметными на фоне текста сообщения. Однословные идиомы формально родственны другим лексическим единицам языка, что указывает на их относительную латентность по сравнению с идиомами — фразеологизмами. Однословные идиомы оказывают влияние через эмоциональную сферу человека.

Итак, однословная идиома — это одно — или многоосновная лексическая единица, характеризующаяся структурно — семантической цельнооформленностью, визуальной устойчивостью, переосмысленным значением, образностью, экспрессивностью, эмотивной оценочностью и является продуктом креативной рефлексивно — номинативной деятельности носителей языка, направленной на усиление регулятивного потенциала языкового знака путем вторичной номинации [ 29, с. 3].

Идиоматические устойчивые словосочетания отличаются от идиоматических сложных слов тем, что, в отличие от последних, они раздельно оформлены. Однако высокая устойчивость обеспечивает глобальность номинации, что роднит идиоматические сообщения с однословными идиомами.

ГЛАВА 2. ТИПЫ ИДИОМ С АНТРОПОМОРФНЫМ КОМПОНЕНТОМ В АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ

.1 Идиомы с компонентом голова

В идиомах с антропоморфным компонентом «голова» мы видим несколько большее сходство в лексически семантических значениях в английском и русском языке.

В английском языке — mess in my head. «В голове путаница » — в значении » нет четкости, ясности в мыслях «. Соответствует русской идиоме — каша в голове, путаница в голове. с таким же значением, что в английском языке.

В английском языке фразеологизмы в come to mind или spring to mind используется в значении » приходить на ум».

В семантическом аспекте можно выделить русский фразеологизм прийти в ярость. Второе же значение (2) — » додуматься до определенной идеи «. В русском языке фразеологизм в данном значении употребляется как с антропоморфным компонентом (прийти в голову), так и с когнитивным: прийти на ум (рус.) («ум » означает познавательные и аналитические способности человека). В русском языке также употребляется фразеологизм стукнуло в голову с тем же значением, что и прийти в голову, но с отрицательной коннотацией (о плохой или бессмысленную, глупую идею).our heads in the sand.: » прятать голову в песок: в значении «прятаться от действительности», » уходить от действительности, не замечать ее». Соответствует русским: спрятать голову под крыло, прятать голову в песок. Такое сходство между значениями и лексическим наполнением данного фразеологизма в рассматриваемых языках можно объяснить тем, что он образовался из наблюдений за поведением птиц, которые при опасности прячут голову под крыло, или (страусы) прячут ее в песок. Последняя птица не водится на территориях, где живут основные носители рассматриваемых языков, следовательно, фразеологизм прятать голову в песок является заимствованным в русском и английском языках.

Рассмотрим идиомы, в которых нашли свое отображение части головы и когнитивные аспекты органов чувств.

В английском языке фразеологизмы dull of hearing (букв.: » тупой слух «) или hard — of — hearing имеют антропоморфно — когнитивный компонент (» слух «)..

В русском языке в этом смысле используются фразеологизмы, которые также имеют антропоморфный компонент «ухо «, но они больше намекают на недостатки в здоровье: тугой на ухо (рус.).

В английском языке есть фразеологизмы cock one’s nose (» важничать, задирать нос «) и turn up one’s nose at (» задирать нос, относиться с презрением»).

В английском языке часто используется компонент unruly member (букв.: «конечность, которой нельзя управлять», под конечностью здесь подразумевается язык).

В русском языке в фразеологизме, где есть подобное семантическое значение, чаще используется антропоморфный компонент » язык», ср.: Язык без костей, попасть на язык, а также » зубы»: попасть на зубы, а с антропоморфным компонентом «рот» в основном используются фразеологизмы, обозначающие просто разговорчивого человека: рот не закрывается. Впрочем, в русском языке есть поговорка на чужой роток не повесишь замок в значении «нельзя запретить человеку болтать, выбалтывать секреты «.

2.2 Идиомы с компонентом туловище, части тела

К фразеологизмам английского языка с антропоморфными компонентами «туловище», «части тела» отнесем не только те, которые непосредственно можно видеть, но и внутренние органы, расположенные в туловище. В английском языке однословная идиома rubberneck («резиновая шея») означает » проявлять интерес», «вытаращиться «.

В русском языке фразеологизм «вытягивать шею» может означать ожидание, но в целом этот фразеологизм означает любое напряженное состояние. Реже эти фразеологизмы используют для обозначения любопытства.

Вообще в ходе сравнительного анализа английских идиом стало очевидно то, что культурно-обусловленная значимость тех или иных антропоморфизмов, во-первых, отражается на разнообразии и количестве выражений, включающих их в свой состав, а во-вторых, во многом влияет на их восприятие носителями языков. Так, например, антропоморфизм печень играет важную роль в фразеологии русского языка, что принципиально отличает его от английского, который не отличается особой производительностью. У россиян она несет несколько негативную коннотацию: сидеть в печенках (рус.), а в восприятии англичан печень соотносится с физическим состоянием человека, связанные с его образом жизни: free liver — гуляка, loose liver — распутный человек.

В английском языке фразеологизм to (begin to) burden не имеет экспрессивной окраски и означает » обременять » В русском языке в данном значении употребляются фразеологизмы с антропоморфным компонентом » шея «, ср.: Сесть на шею (рус.) и реже — » спина «, когда речь идет о детях: быть спиногрызом.

2.3 Идиомы с компонентом сердце

Сердце — символ во многих культурах. В русской культуре это место локализации эмоций. Интересно, что в китайской наивной картине мира эмоции локализуются в почках, в африканской — в печени и в носу, в французской — в селезенке [ 13, с. 138 ]. Участвуя в выражении различных эмоций, лексема сердце сочетается с различными предикатами в метафорическом смысле: сердце бьется, печет, закипает, сжимается, рвется, дрожит, горит, сплющивается, замирает, отцветает, цепенеет, разрывается, заходится, сжимается и т.д.. [ 13, с. 138 ].

Сердце как символ в русском языке явление более многоплановое, чем в английском: это не только центр чувств, желаний и настроений человека, но и центр интуиции, центр не только сознания, но и бессознательного, не только души, но и тела, центр греховности и святости, центр мышления и воли, то есть центр всего человеческого.

Сердце является центром сосредоточения большого спектра эмоций: «радость » — сердце радуется, с легким сердцем (с легкой душой); « Гнев» — держать сердце на кого-то л, срывать сердце, с сердцем; « Страх» — сердце упало, сердце дрогнуло; « Покой» — отлегло (отошло) от сердца, с легким сердцем; « Страдания » — сердце кровью обливается, сердце надрывается (разрывается (на части)); « Беспокойство » — принимать близко к сердцу, братья (хватать) за сердце и т.д..

В английском картине мира heart обозначает центр эмоций и символизирует чувства, переживания, настроения:(delight, gladden, rejoice, warm) the cockles of оnе ‘s heart — » радовать сердце, радовать кого-то» (эмоция «радость »);(heavy) at smb’s heart — » обременять сердце» (эмоция «беспокойство»);оnе ‘s heart at rest — » успокоиться, перестать волноваться, беспокоиться » (эмоция «покой »).

Английские писатели активно используют эту лексему. Так, Эмили Бронте в книге «Джейн Эйр» передает с помощью фразеологизма, содержащий лексему «сердце», эмоцию « страдания »:

« I know Hе ‘s doing Gоd ‘s work, but it will break my heart to see him leave !; and she broke down in tears ».

А Чарльз Диккенс в романе « Оливер Твист » выражает испуг главного героя, употребив эту лексему в фразеологизме следующим образом:

«… When he showed his nose in a shop ? They talked about the beadle — which brought Oliver’s heart into his mouth… ».

Сочетаясь с различными предикатами, лексема heart образует метафорические фразеологизмы с разными значениями, понятные каждому носителю языка, каждой языковой личности. По утверждению В.А.Масловой, этот факт определяется тем, что в основе таких метафорических переносов лежат архетипы и мифологемы, регулирующих метафорические употребления [ 13, с. 138 ].

Так, например, мифологема « чувства = жидкость» взята из библейской мифологии, она порождает образ чаши из которой пьет человек, переживая чувства:makes the heart bleed — «сердце кровью обливается «,the fullness of оnе ‘s heart — » от полноты чувств «, «сердце кровью обливается » — » невыносимо тяжело от душевной боли «.

Сердце — «орган » любовной привязанности: отдавать сердце, завоевать сердце:the dictates of оnе ‘s heart — » иметь сердечную страсть»,smb’s heart — » добиться любви».

Сердце символизирует искренность от всего сердца, с открытым сердцем:all оnе ‘s heart — «всем сердцем, искренне «.

С сердцем связывают понятия совести, доброты: отлегло от сердца:kind heart — » доброе сердце, мягкосердечие «,heart smote me — » испытать угрызения совести «.

Сердце олицетворяет « центральную » мудрость, мудрость чувства в противовес умственной мудрости головы. Оба способа умные, но сердце — это еще и сожаление:

оnе ‘s heart goes out to — » от всего сердца сочувствовать кому-то «,

оnе ‘s heart warms towards her — » кто-то. от всего сердца сочувствует ей «.

Компонент сердце / heart имеет подобное значение в обоих языках — английском и русском, что объясняется универсальностью данных слов -символов, общностью ассоциативно — образного мышления и наличием общих логико — фразеологических идей у носителей английского и русского языков.

В то же время, прослеживается и национально — культурное своеобразие употребления данных антропоморфизмов в сфере выражения эмоций.

В основе выделения структурно — семантических особенностей идиом с компонентом heart мы положили классификацию А.В. Кунина. Данная классификация, на наш взгляд, является наиболее целесообразной, так как разработана именно на материале английского языка.

Идиоматизмы представляют собой давно сложившийся в языке, обычно эмоционально окрашенный, застывший оборот речи.

Слова, входящие в состав идиоматизм, полностью утратили семантическую самостоятельность и свои значения, следовательно, не объясняют смысла всего оборота в целом.set оnе ‘s heart on smth. — Страстно желать чего-тоfeel оnе ‘s heart sink — сердце упало — чего-то очень испугаться

Надо иметь в виду, что каждый язык имеет свои внутренние законы сочетаемости слов, вследствие чего составные элементы идиоматизмов не всегда являются аналогичными в английском и русском языках.

например:learn by heart ~ учить наизусть

Идиоматизмы семантически неделимы, имеют нерасчлененное значение, которое можно выразить одним словом:one’s heart — влюбиться

Приведенные фразеологизмы были нами отнесены к идиоматизмам, потому, что они есть — семантически неделимыми ФЕ, в которых целостное значение немотивированное, т.е. не вытекает из значений компонентов.

Идиофразеоматизмы представляют собой неподвижный синтаксический комплекс.

Общее значение идиофразеоматизма мотивировано значением входящих в его состав слов, нередко оно не допускает ни подстановок, ни замен:break smb’s heart — разбивать сердце

В тексте не всегда идиофразематизм можно перевести дословно на русский язык.

Например, такой оборот:put one’s heart in (into) smth. — Означает » вкладывать всю душу во что-нибудь, отдавать все силы чему-либо «.

напримерhark again, a little closer — put your heart in your ears, Mr. Utterson, and tell me, is that the dосtоr ‘s foot ? —

Но опять, внимательно прислушайтесь мистер Уттерсон и скажите мне, похоже ли это на шаги доктора ?

В этом предложении к данному идиофразеоматизму был применен метод контекстуальной замены и генерализации. Образное сообщение было заменено на выражение с более широким значением, позволяет адекватно передать контекстуальное значение единицы оригинала.

Исторически вторичные значения являются переносными, часто и фигуральными, но многие из них в настоящее время уже не осознаются в своих исходных качествах. Семантическое своеобразие идиоматизмов заключается в том, что в них часто доминирует антропоморфный компонент, выделяя за счет противопоставления репрезентативного и фигурального значений.

К идиофразематизмам относятся также и следующие обороты:good heartthe heart of somethingbe sick at heart

Приведенные фразеологизмы были нами отнесены к идиофразеоматизмам, поскольку они являются тематически неделимыми единицами, но целостное значение их в какой-то мере мотивировано значением компонентов.

Фразеоматизм является подвижным семантическим комплексом, компоненты которого сохраняют свое основное значение, но вступают в сочетание лишь с определенными словами.

К фразеоматизмам можно отнести и фразеологические сравнения, так как характерной для фразеологических сравнений является фиксированная сочетаемость сравнительной части с определенным кругом слов — прилагательными, отглагольными прилагательными, существительными и глаголами — и двусторонняя связь, что приводит их различные синтаксические функции в предложении. С одной стороны, они всегда обнаруживают связь со сказуемым предложения, а с другой — с каким-либо другим членом предложения (подлежащим, дополнением и т.д.).

Вместе с тем фразеоматизм не является застывшим комплексом и в некоторых случаях допускает подстановку или замену, причем нередко лексема «сердце» взаимозаменяема с лексемой «душа»:in heart (soul) — «чистый душой » (дословно — «чистый сердцем»), то есть истинный, с чистой совестью.do smth. to one’s heart content — делать что-либо, сколько душа (сердце) пожелает

Надо иметь в виду, что каждый язык имеет свои внутренние законы сочетаемости слов, вследствие чего составные элементы фразеоматизмов не всегда являются аналогичными в английском и русском языках.

Поэтому фразеоматизмы нередко переводятся калькированием. Калькирование принципиальное отличается от буквализма тем, что калькирование — оправданный дословный перевод, буквализм же — дословный перевод, искажающий смысл переводимого высказывания. Фразеоматизмы — это только обороты с буквальным значением компонентов. В состав фразеоматизмов включают многочисленные английские пословицы и поговорки, которые употребляются в прямом смысле, не имеют образного аллегорического содержания:is impossible to a willing heart — кто хочет, тот добьется.from eye, far from heart — С глаз долой — из сердца вон.

Поскольку данный фразеоматизм стилистически и эмоционально окрашенный, его можно отнести к пословицам

Приведенные фразеологизмы мы отнесли к фразеоматизмам — поскольку они являются устойчивыми языковыми оборотами и не являются » безусловными семантическими единицами «, характеризуются определенной самостоятельностью составляющих частей. Слово в фразеоматизме является стержневым и не может быть заменено другим, а те слова, которые его характеризуют, допускают взаимную замену или подстановку.

ВЫВОДЫ

Идиома — устойчивое по составу и структуре, лексически неделимое и целостное по значению словосочетание или предложение, выполняющее функцию отдельной словарной единицы.

Коннотация — сопутствующее значение языковой единицы. Она включает дополнительные семантические или стилистические элементы, устойчиво связанные с основными значениями в сознании носителей языка.

Антропоморфология — отрасль морфологии человека, занимающегося прижизненным исследованием строения человеческого тела в целом

Больше всего идиом-антропоморфизмов в английском языке встречается с семантическим компонентом сердце. В ходе сравнительного анализа английских и русских фразеологизмов стало очевидно то, что культурно — обусловленная значимость тех или иных антропоморфизмов, во-первых, отображается на разнообразии и количестве выражений, включающих их в свой состав, а во-вторых, много во многом влияет на их восприятие носителями языков. С точки зрения лексико — семантической структуры все антропоморфизмы подразделяются на полные, частичные и безэквивалентные. Анализ показал, что большинство английских антропоморфизмов являются частичными эквивалентами или вообще не имеют эквивалентов. В них отмечена частность совпадения лексических и семантических характеристик или ее полное отсутствие. Часть английских антропоморфизмов имеют совпадение только семантических характеристик или только лексических. Если антропоморфизмы, содержащие совпадение и они имеют общие черты, однако безэквивалентные антропоморфизмы свидетельствуют о присутствии национального компонента. Таким образом, культурно -обусловленная значимость тех или иных антропоморфизмов сказывается на разнообразии и количестве выражений, включают их в свой состав.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1.Алехина А.И. Идиоматика современного английского языка. — Минск: Вышейшая школа, 1982. — С. 10-11.

.Архангельский В.Л. Устойчивые фразы в современном русском языке. Основы теории устойчивых фраз и проблемы общей фразеологии. — Ростов-н/Д., 2004. — 260 с.

.Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов.- 2-е изд., стереотип.- М.: Сов. энциклопедия, 1969.- 608 с.

.Булдаков В.А. Стилистически сниженная фразеология и методы ее идентификации (на материале современного немецкого языка): Автореф. дис. … канд. филол. наук. — Калинин, 1982.

.Балли Ш. Французская стилистика. — М., 1961. — 178 с.

.Быкова С.А. Фразеология японского языка и диалекты // Восточное языкознание. — М., 2003. — С. 60-66.

.Беликов В.И., Крысин Л.П. Социолингвистика: Учебник для вузов. — М.: Рос. гос. гуманит. ун-т, 2001. — 439 с.

.Бердникова Т.А. Соматическая фразеология как отражение наивных представлений о человеческом теле // Вопросы русского языкознания. Вып. Х. Архангельские говоры: Словообразование. Лексика. Семантика. М.: Изд-во МГУ, 2003. С. 85-94.

.Березин Ф.М. История лингвистических учений: Учебник для филол. спец. вузов. 2-е изд., испр. и доп. — М.: Высш. шк., 1984. — 319 с.

.Быкова С.А. Фразеология японского языка и диалекты // Восточное языкознание. — М., 2003. — С. 60-66.

.Амосова Н.Н. Основы английской фразеологии. — Л.: Изд-во ЛГУ, 1963. — 208 с.

.Булаховский Л. Курс русского литературного языка. — Т.1. — М., 1989. — 214 с.

.Виноградов В. Идиолект // Русский язык. Энциклопедия / Гл. ред. Ю.Н. Караулов. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Большая Российская энциклопедия; Дрофа, 1998. — С. 144-145.

.Виноградов В.В. Об основных типах фразеологических единиц в русском языке //А.А. Шахматов. — М.: АН СРСР, 1947.

.Виноградов В.В. Стилистика. Теория поэтической речи. — М., 1963.

.Виноградов В.В.Основные понятия русской фразеологии как лингвистической дисциплины// Избранные труды. Лексикология и лексикография. -М.: Наука, 1977.- 244 с..

.Виноградов В.С. Перевод. Общие и лексические вопросы. — М., 2004. — С. 189-200.

.Власов В.Г. Стили в искусстве: Словарь: В 3-х т. — СПб, 1995-1997. — Т. 1.

20.Вставский А.Н. Коннотативный компонент: проблемы интерпретации // Электронный научный журнал «Вестник Омского государственного педагогического университета». — Выпуск 2006 [Электронный ресурс] Режим доступа: www.omsk.edu <http://www.omsk.edu/>

.Вольф Е.М. Функциональная семантика оценки. — М., 2005. — С. 37-38.

.Вакк Ф. О соматической фразеологии эстонского языка. Вопросы фразеологии и составления фразеологических словарей / Ф.Вакк. — Баку, 1968. — С. 23.

.Гаврин С.Г. Фразеология современного русского языка. В аспекте теории отражения. — Пермь, 1974.

.Гак. В. О новейших работах во французской лексикографи // НДВШ, Филогические науки. — 1968. — № 6.

.Гиндин И.И. Внутренняя организация текста. Элементы теории и семантический анализ. — АДД. — М., 1972.

.Власова Н.А. Соматизмы как структурно и семантически организующие центры во фразеогнездообразовательном процессе // Слово: Материалы междунар. лингвистической конф. (2-4 октября 1995 г.). Тамбов: Изд-во ТГУ, 1995. С. 171-173.

.Звегинцев В.А. Семасиология. — М., 2007.

.Завьялова Н. Японские фразеологические единицы как составляющая дискурса повседневности // / Н. А. Завьялова // Известия Уральского государственного университета. — 2022. — № 4(81). — С. 31-37.

.Галкина-Федорук Е.И. Об экспрессивности и эмоциональности в языке // Сборник статей по языкознанию. — М, 1958.

.Гуревич Т.М. Лингвокультурологический анализ концептосферы ЧЕЛОВЕК в японской языковой картине мира: дис. … канд. филол. наук / Гуревич Т.М. — М., 2006. — 330 с

.Городецкая И.В. Соматический компонент фразеологизмов русского и французского языков // Вестник Ставропольского государственного университета. — 2007. — № 51. — С. 162 — 168.

.Гуревич Т.М. Фразеология — ключ к взаимопониманию // Актуальные вопросы японского и общего языкознания. — М., 2005. — С. 84-92.

.Динисламова О. Коннотации в английских и мансийских фразеологизмах как выявление национально-культурной специфики языков // вестник Югорского государственного университета — 2009. — Выпуск 1 (12). — С. 5-8.

.Маслова В.А. Лингвокультурология: Учеб. пособие для вузов. 3-е изд., испр. М.: Академия, 2007.

.Дубовина К. Общая характеристика фразеологизмов. — М., 1998.

.Ларин Б.А. Очерки по фразеологии // Очерки по лексикологии, фразеологии и стилистике: Учен. зап. / ЛГУ. — Л., 1956, № 198. — с. 200 — 224.

.Назарян А.Г. Фразеология современного французского языка. — М.: Высшая школа, 1976. — 318

.Жуков В.П. Русская фразеология. — М.: Наука, 1986. — 157 с.

.Жуков В.П. Семантика фразеологических оборотов. — М., 1978. — 301 с.

.Иванникова Е.А. Синонимические отношения между фразеологическими единицами и словами // Очерки по синонимике современного русского литературного языка. — СПб, 2006. -153 с.

.Кунихиро Тэцуя. Аспекты семантики / Тэцуя Кунихиро // Языкознание в Японии: сост. и предисл-е В.М.Алпатова, общ. ред-я И.Ф. Вардуля. М.: Радуга, 1983.

.Мордкович Э.М. Семантико-тематические группы соматических фразеологизмов: Актуальные проблемы фразеологии / Э.М.Мордкович. — Новосибирск, 1971. — С. 244-245.

.Караулов Ю. Русский язык и языковая личность. — М.: Наука, 1987. — 263 с.

.Красавский Н.А., Динамика эмоциональных концептов в немецкой и русской лингво-культурах. Автореф. дис. … д-ра филол.наук / Н.А. Красавский. — Волгоград, 2001. — 40 с..

.Мельчук И.А. Об одном классе фразеологических сочетаний. Проблемы устойчивости и вариантности фразеологических единиц. — Тула, 1968

.Коннотация // Лингвистика: онлайн энциклопедия, 2009. — URL: http:// www.krugosvet.ru/articles/82/1008276/1008276a1.htm.

.Лукьянова Н.А. О семантике и типах экспрессивных лексических единиц // Актуальные проблемы лексикологии и словообразования. — Новосибирск, 1979. Вып. 8. — С. 21..

.Копыленко М.М., Попова З.Д. Очерки по общей фразеологии. — Воронеж, 1972.

.Коннотативный макрокомпонент фразеологического значения / Е.Арсентьева // http://old.kpfu.ru/science/news/lingv_97/n104.htm

Оцените статью