Индийский язык похож на английский

Индийский язык похож на английский Английский

Индийский язык похож на английский

На каком языке говорят в Индии?

Сейчас много говорят о проблеме русского языка на Украине: вроде как его хотят чуть ли не отменить. Это, конечно, удивительно для всякого непредвзятого наблюдателя. У меня много украинцев в родне, они живут и в Москве, и в Подмосковье, и на Украине, и все они охотно и хорошо говорят по-русски. По правде сказать, лучше, чем по-украински. А моя крёстная, которая работала в прежнее время инженером в проектном институте в Запорожье, когда узнала, что техническую документацию их института будут переводить на украинский, пришла в форменный ужас: «Никто же ничего не поймёт! — воскликнула проектировщица с тридцатилетним стажем. — Технический язык отродясь был русский, и никакого технического украинского сроду не было!» Впрочем, институт, кажется, закрылся, и проблема исчерпалась сама собой.

А не лучше ли, — подумалось мне, — чем бороться с русским языком, обратиться к опыту реально многоязычных стран, где ни с какими языками не борются, а естественным образом разграничивают сферы их применения. Притом разграничивают не власти, не декреты, а сама жизнь, сам ход вещей. Одной из таких стран является Индия.

Языков без счета

В Индии языков — без счёта. Только государственно признанных, официальных – двадцать три. В каждом штате – свой.  Некоторые языки похожи меж собой. Таковы языки северной Индии: хинди, урду, маратхи, гуджарати. Эти языки происходят от санскрита, в них много древнейших корней, восходящих к индоевропейскому праязыку. Потому и встречаются слова, звучащие похоже в хинди, санскрите и русском языке: все они из древнего индоевропейского праязыка. Например, корова – го на индийских языках, а по-русски коровье мясо – говядина, двар – дверь на хинди, агни – огонь, таскар – вор – напоминает глагол таскать, липатна – липнуть, дживит – живой, а алый будет лал.

Есть в Индии и языки, принадлежащие к совершенно другой языковой семье. Это дравидийские языки: тамильский, сингальский. Они распространены на юге субконтинента, в штатах Тамилнаду, Керала, на Шри-Ланке. Они не имеют отношения к санскриту, и человек, знающий, например, хинди – ничего на них не понимает.

Пёстрая языковая картина Индии похожа на расшитое сари или лаковые миниатюры из Махараштры. Индийцы привыкли, им это нормально. Более того, им кажется странным такое положение, как у нас. Помню, я как-то раз рассказала одному индийцу, что брат у меня работает в сельскохозяйственном предприятии в тысяче с лишним километров южнее Москвы. «А на каком языке там говорят?» — поинтересовался мой собеседник. Узнав, что на русском, очень удивился. Для него трудно представить, что в деревне, в тысяче километров от Москвы,простые люди говорят на том же языке, на котором в столице пишут в газетах. По его опыту, так не бывает. В Индии, во всяком случае, такого нет.

В Индии есть единый государственный язык – хинди. Исторически это язык столичного региона и «пояса хинди», территории северной Индии от пустыни Тар на границе с Пакистаном до дельты Ганги на Востоке. По переписи 2011 года, родным языком хинди считают 322 млн человек. Для остальных он – язык государственный.  На нём говорят в Парламенте, пишут законы. Хотя Верховый суд, по традиции, ведет дела только на английском. Хинди — язык армии. На нём вещают центральные каналы телевидения. На хинди создаёт свои многочисленные фильмы знаменитый Болливуд. Он сделал для распространения хинди больше, чем любые законы. Фильмы про любовь, танцы и свадьбы на белых слонах любят от Гонконга до Дурбана в ЮАР, поэтому и хинди на бытовом уровне понимают. Так я на базаре в Маскате, столице Омана, вполне объяснилась на хинди с торговцами-арабами. Они работают бок-о-бок с огромной общиной индийцев и смотрят Болливудские фильмы. Даже термин такой придумали – «регион Болливуда», то есть те страны, где в ходу болливудские фильмы. Туда входит Афганистан, так что на переговорах с талибами вполне может оказаться, что их мусульманские жены любят и смотрят те же мелодрамы на хинди, что и домохозяйки из Бомбея.

Словом, хинди — единый язык всех индийцев и их соседей.

А вот в штатах местные нормативные акты могут писать на своих местных языках, чтобы быть, так сказать, ближе к народу. А еще для сохранения национальной гордости – индийцы считают себя в первую очередь членами своей касты, потом народа — маратхами, тамилами, бенгальцами, а потом уже, в последнюю очередь и за границей, индийцами.

Письменность хинди – это деванагри, дословно «городское божественное письмо». Это древний вид письменности, восходящий к санскриту. Некоторые языки Индии имеют иную письменность. Например, в сингальском необычайно красивые буквочки, похожие на фонарики.

Хинди изучается в школе, на нём преимущественно ведётся преподавание всех предметов. Но вообще-то в Индии нет единой системы образования и в школах бывает по-разному: иногда один предмет учат на одном языке, а другой – на другом, а третий и вовсе на английском. Но про английский и его роль поговорим дальше.  В любом случае, выпускник школы язык хинди так или иначе знает.

Но совсем не обязательно очень хорошо. Однажды был такой случай. Мы, студенты-индологи, записывали по просьбе Посольства Индии — видеопоздравления премьер-министру Индии г-ну Моди с 70-летием. Записала и я. А один мой приятель (русский) возьми да и пошли эту запись своему знакомому индийцу, чтоб узнать, так ли я хорошо говорю по хинди. Ответ индийца крайне изумил моего приятеля. Индиец написал: «Твоя подруга говорит по хинди лучше меня». (Переписывались они, естественно, по-английски). Я, по правде сказать, подумала, что это просто азиатская любезность. А оказалось: нет, чистая правда. Этот парень в быту говорит на своём родном маратхи, а по работе – на английском. Хинди он, безусловно, знает, но – не практикует. А не практикуемый язык неизбежно забывается. Совсем его, безусловно, не забудешь (те, кто говорит, что вот-де знал язык, да забыл, скорее всего толком и не знали), но – при неупотреблении всякое умение деградирует.

Indian English — ещё один азиатский язык

Английский язык в Индии – это, как всем известно, язык метрополии, язык колонизаторов, белых сахибов. При этом совершенно никакого отрицательного отношения к английскому у индийцев нет. Даже напротив, английский престижен, поскольку хорошее знание английского характерно для высших каст, для социально продвинутых людей. Послать ребёнка в частную школу, где всё обучение ведётся по-английски – престижно и желанно для семьи; стоит это дорого. Накопить денег и устроить туда ребёнка (хотя бы одного) – мечта родителей. Знание английского – дорога в мир. По статистике, индиец, знающий его, зарабатывает на 34% больше. Но люди часто говорят: не на 34%, а в три раза! «Уровень английского определяет твоё будущее», – читаю на сайте курсов английского языка в Мумбаи. И это так.

Научные книги пишутся зачастую сразу по-английски; по естественным наукам – практически без исключения. В университетах все предметы преподаются по-английски. Исключение – университеты при религиозных центрах, там учить могут даже на чистом санскрите.

При этом представление о том, что в Индии ВСЕ говорят по-английски — сильнейшее преувеличение. Мне не раз доводилось слышать от разных русских людей, даже кое-кого из выпускников МГИМО: «Зачем нужен этот хинди, когда в Индии все говорят по-английски?». Это напоминает запись какого-то француза XIX в., который путешествовал по России (может быть, даже знаменитого маркиза де Кюстина, точно не помню). Так вот француз писал: всё в России устроено неправильно и неудобно, одно только хорошо – ВСЕ знают французский язык. Отсюда понятно, с какого рода публикой общался путешественник. Очевидно, в то время французский знали лишь дворяне, да и то не все, а было тех дворян, может, один процент.

Вот такие же «ВСЕ» в современной Индии знают английский: при разных методиках подсчёта их от 1,5 до 5% населения. Стоит отъехать от столицы или главного города штата – как английский понимается всё хуже и хуже, а потом и вовсе становится малополезным в бытовом общении. В этом я убеждалась на личном опыте. Например, заказать пиццу на английском через приложение – проще простого. А вот скоординировать курьера в путанных мумбайских улочках, где даже номеров домов нет – приходилось просить индийских друзей. Курьерский, трущобный язык — это дикая смесь местных наречий с хинди, но чего там нет, так английского.

Впрочем, английский очень помогает образованным индийцам выйти на международный уровень. И европейцам, американцам тоже удобно вести дела с Индией именно благодаря английскому языку.

Английский отчасти используется и как общий язык образованных индийцев. Хинди для северных индийцев — родной язык, что ставит их в привилегированное положение в отношении языка, а вот английский – для всех чужой, значит, все равны по отношению к нему и ни у кого нет повода чувствовать себя обиженным.

Выбор между хинди и английским – часто не только практический, но одновременно этикетный вопрос. Однажды на стажировке во внешнеторговой организации я решила выпендриться и вместо писем на английском, как это было там искони принято, написала индийским контрагентам письма на хинди. Мне казалось, что этим я расположу их к нашей организации. Результат был странный: я вызвала мимолётный интерес к своей скромной особе (надо же: в заснеженной России кто-то умеет писать на хинди!), но в целом моя выходка произвела впечатление отступления от неписанных правил разделения сфер употребления разных языков. Хинди для моих собеседников – домашний язык, а для той деятельности, которой мы занимались, пристало употреблять английский.

Нам, разумеется, удобно, что многие индийцы говорят по-английски. Но всё не так однозначно. Российские бизнесмены и вообще те, кто пытается общаться с индийцами на деловой почве, нередко попадаются в ловушку английского языка. Им кажется: вот, отлично, индийцы говорят по-английски, значит, они почти что европейцы и ментальность у них – такая же. Индийцы и сами не прочь подыграть такому представлению о себе.  Но, начав вести с ними дела, наши товарищи вдруг обнаруживают что мыслят эти англоязычные «европейцы» совершенно по-своему, и договориться с ними – совсем не так просто, как казалось вначале. Это вызывает некую оторопь, от которой не все могут оправиться.

Совсем недавно о своих трудностях этого рода рассказал мне сотрудник российской фармацевтической индустрии. Подозреваю, что недостаточность наших экономических контактов с азиатскими странами объясняется в том числе и этим: люди не могут договориться, т.к. ожидают от контрагентов не тех реакций, не того подхода к проблемам, который им в реальности свойствен. То есть от китайца, говорящего по-китайски, мы готовы ожидать некой иной, чем наша, психологии, а от англоязычного – ждём реакций, свойственных европейцу или американцу. А так не получается: «Запад есть Запад, Восток есть Восток», как верно заметил уроженец Индии Киплинг.

В старину люди это понимали, и европейцы, стремящиеся наладить контакты с «экзотическими» странами, старались иметь проводников по этому чуждому им миру.  Собственно, профессия востоковеда и родилась из этой практической потребности. А сейчас вроде и востоковедов немало, и потребность есть, но они не всегда встречаются друг с другом. Вероятно, это объясняется тем, что сегодня всех людей Земли принято считать равными и одинаковыми, мыслящими некими «среднедемократическими» категориями. А они – разные.

Между прочим, англичане эпохи колониальной империи понимали, как важно знать и понимать языки, культуру, ментальность народов Востока. Да, они были высокомерными сахибами, но они же составили учебники практически по всем более или менее значимым языкам Индии. А вот советские братья не сделали этого даже в эпоху самой закадычной дружбы. Разумеется, кое-что сделано было, но вот хинди в ИСАА мы изучали по английскому базовому учебнику.

Суржик по-индийски и возвращение к истокам

Многие образованные индийцы, студенты, мои ровесники, говоря на хинди, легко вворачивают туда английские слова. Получается, на наш русский взгляд, «смесь французского с нижегородским». Но им так не кажется, им так нормально: сказал, как получилось – и ладно. То есть многие говорят на странноватой смеси, что на Украине называют «суржик» — смесь русского с украинским – язык, на котором говорят на Украине по сёлам. Я и сама перестала стесняться вворачивать английское слово, если не знаю подходящего слова на хинди.

Читайте также:  Устаревшие слова в английском языке -

Но вот какая тенденция наметилась в последнее время. Стало модно использовать в хинди не английские, а санскритские слова. Старинные, исконные или придуманные на основе санскритских корней для новых явлений – телевидения, коммунизма или гидроэлектростанции. Такой хинди называется «шудх» — чистый хинди. Ему нас учили в институте. Но мои соседи по хостелу в Мумбаи смеялись и снимали меня на камеру, когда спросила их, в каком они учатся «доме познания» — «вишвавидьялай» вместо института. Политики национально-религиозного толка тоже радеют за чистоту языка. Началось это с Махатмы Ганди, он первый на политическом собрании произнес речь на хинди. Смотрели на него странно, потому как серьезные вещи обсуждать на языке базара было странно. Но потом на волне патриотизма и индигенизации привыкли. Явление это называют санскритизацией.

Санскритизация лежит в русле так называемой индигенизации – возращения к истокам – тенденции, которая затрагивает сегодня многие народы, притом не только азиатские. Именно таков стиль речи премьер-министра Индии г-на Моди, который, как мне представляется, старается быть примером для всего народа в том числе и в этом отношении.

В чём, главным образом, состоит санскритизация? Всякий язык развивается, возникают новые вещи, явления, понятия, их надо как-то обозначить. Так вот источники, из которых черпают новые слова, могут быть разными. У нас,  русских, к сожалению, это чаще всего английский язык. А вот в Индии нередко этим источником выступает древний язык санскрит. И это не отсталость и заскорузлость: напротив, это возрастающее чувство собственного достоинства и своей исторической значимости.  В этом возрастающая вера в себя и свою высокую роль.

Язык малой родины

Почти все индийцы – двуязычные, а то и трёхъязычные. Каждый знает язык своей малой родины, своего родного штата. Штаты и формировались по принципу один язык-один народ – один штат. Например, в Махараштре говорят на маратхи, а люди называют себя маратхами Так, мой друг Сахиль из Мумбая, бывшего Бомбея, столицы Махараштры дома говорит на марахти, бабушка у него живет в Западной Бенгалии, с ее родней он общается на бенгали, учился он в хорошей школе, где все предметы преподавали на английском, на работе – он биоинженер в института в Пуне, где производится добрая половина лекарств для мирового рынка, он с коллегами тоже общается на английском. Коллеги его между собой говорят на панджаби – так как родом из Панджаба. А Сушила, журналистка и его невеста родом из Гуджарата, с родней на юге Индии, так что дети их будут аж пятиязыкие – с каждым комплектом бабушек-дедушек говорить придется на их родном языке.

Язык малой родины – это очень важно для каждого. На этом языке человек научился говорить, на нём говорит в быту, это родной домашний язык.

На многих местных языках имеется обширная литература. Например, бенгальская. На бенгали писал Рабиндранатх Тагор. В Калькутте, столице британской Индии до 1911 года, кипела творческая жизнь Индии, поэтому национальная идея Индии придумана в большей части своей на бенгали. Есть большие киностудии на Юге, которые делают фильмы на языке тамили, малаялам (штат Керала). Мы знаем Боливуд, а есть ещё и Молливуд.

Местные языки – это для многих людей средства эмоционального самовыражения.  Например, г-н Моди пишет стихи на своём родном языке гуджарати.  Это язык штата Гуджарат, что на западном побережье Индии. Да-да, Премьер-министр Индии сочиняет стихи и уже выпустил несколько поэтических сборников. О чём он пишет? О Боге, о красоте родной природы, о дружбе, о братстве, о любви к людям своей земли.

Вот небольшой пример его поэтического творчества:

Благословение небес –

Глядеть на небо, воды, лес.

Упал луч света на траву

И возвратился в синеву.

И я, благодаря лучу,

Увижу всё, что захочу.

Вот расстилаются вокруг

Равнины и луга,

И словно Бога Индры лук

А что скрывают облака –

Какие сказки и века?

О прежних жизнях* помню я,

Когда гляжу вокруг.

Любой, кто смотрит на меня,

Мне ближний, брат и друг.

Лишь их глазами я могу

Увидеть сам себя,

А потому на мир гляжу,

От всей души любя.

*Автор имеет в виду свойственное индуизму учение метемпсихозы –

В английском переводе эта поэзия производит впечатление некоторой слащавости, но, как говорили мне индийцы, на чьём родном языке это написано, для них эти строки звучат вполне трогательно и поэтично. (Как звучит по-русски – мне трудно сказать; я старалась переводить как можно ближе к тексту). На такое несовпадение впечатлений обращал внимание ещё в XIX веке харьковский профессор-филолог А.А. Потебня – специалист по фольклору. В статье «Язык и народность» он писал, что многие поэтические тексты производят сильное впечатление на украинском языке (он говорил «на малороссийском наречии»), а при переводе на русский – теряют своё очарование. Каждому языку – своё место и ситуация.

Именно так распределяются языки в жизни г-на Моди: политическая его деятельность происходит на хинди, поэтическая – на гуджарати, а когда надо — он хорошо говорит по-английски. И у менее известных людей тоже разделены сферы применения между разными языками. Кстати, я читала, что г-н Моди в университете изучал санскрит, и хорошо его знает.  Между прочим, санскрит сегодня – это не то, что древнеславянский для современных русских. Есть некоторые селения, где на санскрите прямо-таки говорят, а некоторые граждане при переписях называют его родным языком.

Мне кажется, украинским политикам, которые настаивают на тотальной украинизации всей жизни, стоит присмотреться к такому положению вещей. Разделение сфер использования языков – вещь характерная не только для Индии. Наш знаменитый поэт Тютчев в быту говорил по-немецки (обе его жены были немки), в дипломатическом и светском обиходе – по-французски, а стихи писал – только по-русски.

В 1947 г. британцы покинули Индию, страна обрела политическую независимость, а затем была провозглашена Республика Индии. При этом от прежней Британской Индии откололись большие куски и стаи независимыми государствами.

Особенно драматической и даже трагической была история отделения Пакистана. Это отделение было подготовлено ещё англичанами и основывалось на разделении религий: индуисты – в Индию, мусульмане – в Пакистан. Людям приходилось покидать свои дома, идти на голое место, невесть куда, без средств, без имущества. По оценкам, это разделение и обретение самостийности стоило с обеих сторон от 200 тысяч до 2 миллионов человеческих жизней.

С тех пор не угасает конфликт между вчерашними соотечественниками и конца-краю ему не видно.

До разделения, ещё при англичанах, народы пользовались одним официальным языком – сформированным на базе столичного диалекта так называемым «хиндустани». Собственно, и сегодня на бытовом уровне хинди и урду взаимопонятны. Письменность, однако, у них разная: у хинди – деванагри, у урду – арабица. А вот лексика «высокого штиля» — общественно-политическая, философская, научная — в языке урду очень сильно старается во что бы то ни стало отличаться. Пакистан стремится «очистить» свой язык от санскритских слов и насадить больше арабских и персидских. Помню, когда я только начала учить урду, мне показалось: фигня вопрос! Тот же хинди, только на арабице. Так оно вроде и было, пока изучались бытовые темы и бытовые слова. А как начала я пытаться читать газеты и новостные сайты – тут пошла совсем другая лексика.

Словом, за семьдесят лет (на самом деле больше, потому что процесс начался ещё при англичанах) удалось сформировать отдельный язык, не идентичный хинди. Похожий, но другой.

Мне кажется, такая же история происходит и с украинским языком. Украинцы пытаются насаждать и польские, и английские слова – только бы отличались от русских. Расходясь по разным государствам, народы стремятся разойтись и в языковом отношении. Особенно старается более маленький народ. В результате, как свидетельствует опыт Пакистана, за несколько десятилетий, лучше за век, можно сформировать непохожий, иной язык там, где прежде он был, в сущности, единый. К этому, похоже, стремятся власти Украины.

Хорошо это или плохо, перспективный это путь или тупиковый – вопрос не моего ума и подготовки. Мне кажется, лучше всего, когда люди знают несколько языков и за каждым закреплено своё поле, где он используется и культивируется. Ведь не зря говорят: человек столько раз человек, сколько языков он знает.

Янв 4, 2022

Грамматика санскрита чрезвычайно сложна и архаична. Санскрит считается одним из самых флективных языков мира.

Влияние на другие языки и культуры

Характерное для брахманов произношение, где слог ri часто ставится на месте древнего слогового гласного звука ṛ, послужило прообразом ставшего теперь традиционным для Европы произношения слова «санскрит». Значение слова संस्कृता saṃskṛtā — «литературный», в противопоставление народным, нелитературным пракритам. Само название ничего не говорит о национальной принадлежности языка, так как в Древней Индии, вероятнее всего, и не могли ещё знать, что существуют иные литературные языки, кроме индийского. В наше время им пришлось бы называть этим словом любой язык, сопровождая это слово другим, говорящим о его национальной принадлежности.

Само же название «санскрит» достаточно недавнее, в течение многих веков этот язык называли просто वाच IAST: или शब्द IAST: «слово, язык», расценивая его в качестве единственной возможности для ведения речи. Несколько метафорических наименований, таких как गीर्वांणभाषा IAST: «язык богов», указывают на его исключительно религиозный характер.

Текст «Риг-веды» на санскрите

Ведийский санскрит или язык Вед представляет собой язык нескольких памятников древнеиндийской литературы, включающих сборники гимнов, жертвенных формул («ऋग्वेद — Риг-веда», «सामवेद — Сама-веда», «Яджур-веда», «Атхарва-веда») и религиозных трактатов (Упанишады). Большая часть этих произведений написана на т. н. «средневедийском» и «нововедийском языках», за исключением «Риг-веды», язык которой может рассматриваться как самая древняя форма ведийского санскрита. Язык Вед отстоит от классического санскрита примерно на такой же промежуток времени, как и греческий язык эпохи Гомера отстоит от классического древнегреческого языка. Древнеиндийский лингвист Панини (около V века до н. э.) считал ведийский и классический санскрит разными языками. И сейчас многие учёные рассматривают ведийский (наиболее древний) и классический санскрит как разные диалекты. Но в целом эти языки очень схожи. Считается, что классический санскрит произошёл от ведийского.

Из ведийских памятников самым древним признана «Риг-веда», последним — Упанишады. Чрезвычайно трудно датировать саму «Риг-веду», а следовательно, и начало действительной истории ведийского языка: священные тексты в самую раннюю эпоху своего существования произносились вслух и заучивались наизусть (что делается и в настоящее время). Сейчас лингвисты выделяют множество исторических страт в ведийском языке (по крайней мере две или три), исходя из грамматики и стилистических особенностей текстов. Девять первых книг «Риг-веды» можно условно назвать написанными на «древневедийском языке».

Эпический санскрит является переходной формой от ведийского к классическому. Эта форма санскрита является более поздней формой ведийского санскрита, прошедшей некоторую языковую эволюцию (например, на этом этапе развития языка отмечают исчезновение субъюнктива). Эпический санскрит является предклассической формой санскрита и употреблялся около V или IV вв. до н. э. Для этой формы санскрита можно было бы подобрать определение «поздневедийский язык». Считается, что именно исходная форма этого санскрита являлась тем языком, который Панини, без сомнения являвшийся первым лингвистом Античности (хотя его структуралистский подход мог быть и плодом более древнего наследия), описал грамматически и фонологически в своей точно составленной и непревзойдённой по формализму работе. Структурно трактат Панини под названием «Аштадхьяйи» является полным аналогом современных подобных же лингвистических работ, для чего современной науке пришлось пройти тысячелетия своего развития. В самом же трактате Панини стремится описать язык, на котором говорил он сам, в то же время употребляя и ведийские обороты, не упоминая при этом, что они уже являются архаическими. Именно в эту эпоху санскрит начинает подвергаться упорядочению и нормализации. На эпическом санскрите написаны такие известные произведения, как «Рамаяна» и «Махабхарата».

Читайте также:  teach перевод и транскрипция, произношение, фразы и предложения

Отклонения языка эпоса от изложенного в работе Панини языка общепринято объяснять не тем, что он был создан до Панини, а «инновациями», произошедшими под влиянием пракритов. Традиционные санскритские учёные называют такие отклонения «IAST: » (आर्ष) — произошедшими от риши, как традиционно называли древних авторов. В некотором смысле эпос содержит больше «пракритизмов» (заимствований из общеупотребительного языка), чем собственно классический санскрит. Также и буддистский гибридный санскрит являлся литературным языком эпохи средневековой Индии, имевшим своей основой ранние буддистские тексты, написанные на пракрите, который впоследствии постепенно в большей или меньшей степени был ассимилирован классическим санскритом.

Помимо надписей Ашоки, в санскритских текстах также было выявлено множество оборотов из пракритов, главным образом это были тексты театральных пьес, в которых персонажи низших сословий большей частью изъясняются на разговорном языке; тем не менее эти свидетельства являются скорее вымышленными и не могут рассматриваться как истинные. В этом случае можно провести аналогии с неким «патуа», используемом в некоторых пьесах Мольера, таких как «Дон Жуан», где автор пытается изобразить разговорную речь; то, что присутствует там, никоим образом нельзя рассматривать как истинную французскую разговорную речь той эпохи, поскольку в пьесе используется только искусственно созданное её подобие. Таким образом, хотя литература на пракрите и существовала, большей частью за ней был скрыт классический, а не разговорный язык. Один из пракритов, пали, имеет другую судьбу. Этот язык сам стал священным языком буддизма направления тхеравада и практически с тех пор не эволюционировал, оставаясь представленным в своём исконном виде на богослужениях и в религиозных текстах вплоть до наших дней. И наконец, религия джайнизма изложена на другом пракрите — ардхамагадхи, что позволило сохраниться его многочисленным свидетельствам, хотя снова в таком же фиктивном виде, что и в случае с пракритами, изложенными в санскритской литературе. Тем не менее всё это даёт общее представление о пракритах, используемых в классический период индийской истории.

Первая критика пракритов появляется во II веке до н. э. в комментариях Патанджали, сделанных им к грамматике Панини (в его работе «Махабхашья»). В этой работе комментатор доказывает, что санскрит всё ещё является живым языком, но что диалектные формы могут его вытеснить. Таким образом, в трактате признаётся существование пракритов, но употребление разговорных форм языка строго осуждается, запись же грамматических норм ещё более стандартизирована. Именно с этого момента санскрит окончательно застывает в своём развитии, становясь классическим санскритом, обозначаемым также термином saṃskr̥ta (который, тем не менее, ещё не употреблялся Патанджали), который можно перевести как «законченный, завершённый; совершенно изготовленный» (таким же эпитетом описываются и различные блюда).

Согласно Тивари (1955), в классическом санскрите имелось четыре основных диалекта: пашчимоттари IAST: (северо-западный, также называемый северным или западным), мадхьядеши IAST: (букв.: «центральная страна»), пурви IAST: (восточный) и дакшини IAST: (южный, появившийся в классический период). Предшественники первых трёх диалектов присутствовали в Брахманах Вед, из которых первый рассматривался как наиболее чистый («Каушитаки-брахмана», 7.6).

После наступления нашей эры язык более не употребляется в своём естественном виде, он существует только в виде грамматик и больше не эволюционирует. Санскрит становится языком богослужений и языком принадлежности к определённой культурной общности, не имея какой-либо связи с живыми языками, часто используемый в качестве «lingua franca» и литературного языка (употребляемого даже народами, говорящими на языках никак не родственных древнеиндийскому, как, например, дравидийскими народами). Такое положение будет существовать до тех пор, пока около XIV века произошедшие от пракритов неоиндийские языки не начнут использоваться при письме, вплоть до XIX века, когда санскрит будет полностью вытеснен национальными языками Индии из литературы. Примечательно, что тамильский язык, принадлежащий к дравидийской языковой семье, не имеющий никакой родственной связи с санскритом, но также принадлежащий к очень древней культуре, очень рано начал конкурировать с санскритом начиная с первых веков нашей эры. В санскрите даже имеется несколько заимствований из этого языка.

Классический санскрит насчитывает около 36 фонем. Если учитывать аллофоны (а система письма их учитывает), то общее количество звуков в языке увеличивается до 48. Важной особенностью языка является смыслоразличительная долгота, как в балтских языках. Эта особенность представляет собой значительную сложность для носителей русского языка, изучающих санскрит.

Ниже представлены гласные санскрита. В деванагари (системе записи) гласные в начале строки и в слоге обозначаются разными способами — в первом случае буквой (см. первый столбец), во втором — диакритическим знаком (второй столбец).

Долгие гласные звучат примерно в два раза дольше коротких. Есть ещё, правда, признанная далеко не всеми, третья степень длительности — так называемая плути. Она используется главным образом в звательном падеже.
Гласные и являются аллофонами звуков , индоиранского праязыка, и поэтому рассматриваются как дифтонги, хотя по сути являются простыми долгими звуками.

В таблице приведены согласные звуки санскрита и их обозначения в деванагари, международном фонетическом алфавите и IAST. Поскольку деванагари — это слоговое письмо, то все согласные буквы, если они не должны читаться как слог, имеют на письме вираму.

Грамматика санскрита очень сложна. В санскрите три числа — единственное, двойственное и множественное, три лица — первое (я), второе (ты) и третье (он, она, оно), около пятнадцати времён и наклонений. Развита система причастий (активные настоящего времени, пассивное настоящего времени, активное прошлого времени, пассивное прошлого времени и другие), инфинитив. Инфинитив и причастия образуются суффиксами, глаголы и наклонения — от корней, с помощью личных окончаний, инфиксов и правил изменения корня по временам и ганам.

В санскрите существует понятие глагольного корня. Полный список глагольных корней дается в книге Дхату-патха санскр. . Эта книга была написана грамматиком Панини в IV веке до нашей эры. В книге более 2000 корней, из них 566 наиболее часто используются. Корни в Дхату-патхе делятся на 10 ган (глав) по типу спряжения глаголов, которые из них образуются.

Из корней образуются не только глаголы, но и другие части речи — причастия, существительные, прилагательные.

Существительные, прилагательные и причастия (почти всегда) образуются путем добавления к корню 17-18 первичных регулярных суффиксов и более ста первичных иррегулярных суффиксов. Первичные регулярные суффиксы:

अ ,अ (ण), अन, त, अक , तृ, इन् , तुम् (तुकाम् तुमनस्), अनीय, य, तव्य, तवत् (तवन् तवति), त्वा, ति, क्विप् , अम् (ण), अत् , आन / मान

Как и буквы в алфавите деванагари систематизированы в столбцы и строки по общим параметрам, так и глагольные корни санскрита делятся на группы по сходствам параметров:

— на 10 ган (по способу спряжения);

— на сетовые सेट् и анитовые अनिट् по инфиксу «и», который появляется или нет при словообразовании и спряжении;

— тематические и атематические по способу спряжения (добавлению инфикса «а» при спряжении),

В санскрите 22 приставки. Приставки вместе с корнем образуют основу, которая может образовывать либо существительные, причастия и прилагательные путём добавления первичных суффиксов, либо глаголы путём видоизменения основы и добавления окончания согласно правилам спряжения глаголов.

Существительные, прилагательные, причастия, числительные и местоимения в санскрите склоняются по восьми падежам и трем числам (единственное, двойственное и множественное). Существительное образуется путем соединения глагольного корня с первичным суффиксом, полученная форма называется основой, или stem. Для того, чтобы использовать слово в речи, основа получает окончание соответствующего падежа и числа.

Основная таблица падежных окончаний слов в санскрите:

Основы склоняются по видоизмененным окончаниям из этой таблицы. Существуют 17 карантов-согласных, на которые может заканчиваться основа (च् ज् त्‌ थ् ध् द् प् भ् न् म् ह् य् र् व् श् ष् स्), и 10 карантов-гласных (औ ओ ऐ ऋ ऊ उ ई इ आ अ). Карант — буква, на которую оканчивается основа. Каждый карант имеет свои нюансы склонения по этой таблице (окончания меняются относительно основной таблицы).

Падежи в санскрите отвечают на следующие вопросы:

Спряжение в санскрите

Глаголы в санскрите делятся на группы:

— на транзитивные и интранзитивные (переходные и непереходные) — по наличию объекта действия (например, «читать книгу» — объект действия есть, «жить» — объекта действия нет);

— на три типа: атманепади (आत्मनेपदम्,) парасмайпади (परस्मैपदम्) и убхайпади (उभयपदम्) по выгодополучателю глагола. В атманепади — получатель выгоды — субъект действия, в парасмайпади — неизвестный другой субъект, в убхайпади — возможны оба варианта.

Времена делятся по типу спряжения на систему Сарвадхату (настоящее, прошлое простое, императив, оптатив) и систему Артхадхату (будущее простое, будущее возможное, перфект, аорист, благословительное наклонение, кондиционалис). Императив, оптатив, кондиционалис и благословительное наклонение по сути не времена, а наклонения. Сарвадхату отличается от Атхадхату общими правилами изменений корней во временах, входящих в систему.

Глагол любого времени и наклонения формируется из корня двумя операциями: формированием основы времени или наклонения и прибавление к основе личных окончаний времени или наклонения.

Личные окончания глаголов настоящего времени для тематических ган (в iast) :

Основы настоящего времени формируются по-разному для разных корней. Корни разделены на 10 ган по принципу формирования основы. Ганы делятся на две части тематические (основа заканчивается на букву «а», термин «тема» — из греческой грамматики) и атематические (нет буквы «а» на конце основы).

I гана: корень в степени гуна + инфикс «अ». Пример: √ भू; гуна корня + अ + ति = भवति.

Исключения — некоторые корни этой ганы значительно видоизменяются в основе настоящего времени: √ गम् — गच्छ् , √ इष् — इच्छ् , √ दृश् — पश्य् , √ पा — पिब् , √ स्था — तिष्ठ्. Около 1000 корней в этой гане.

IV гана: корень + инфикс «य». Пример: √ नृत् + य + ति = नृत्यति.

VI гана: корень + инфикс «а». Пример: √ लिख् + अ + ति = लिखति

X гана: корень в степени гуна или вриддхи + инфикс «अय». Пример: √ चुर्; гуна корня + अय + ति = चोरयति.

II гана: окончание прибавляется к неизменному корню: инфикса нет. Пример: √अस् + ति = अस्ति.

III гана: удвоение корня. Пример: √दा + √दा + ति = ददाति.

V гана: инфикс न् (उ) внутри корня. Пример: √युज् + नु + ते = युङ्क्ते.

VII гана: инфикс न внутри корня. Пример: √भिद् + न+ ति = भिनत्ति.

VIII гана: инфикс उ. Пример: √कृ + उ + ति = करोति.

В примерах 3е лицо единственное число, настоящее время.

Синтаксис санскрита. Самасы

Синтаксис санскрита — наиболее сложная и отличающаяся от произошедших из него языков, часть санскрита. Синтаксис осложнен самасами — сложными словами, образованными из нескольких объединённых смыслом существительных, прилагательных, причастий, числительных, местоимений. Слова в самасе теряют падежное, родовое и числовое окончание, что осложняет перевод, их называют основами (корень плюс суффикс, инфикс, приставка). Сложное слово может состоять из самас разного типа.

Грамматики выделяют такие типы самас:

татпуруша (तत्पुरुष) — часто встречающаяся самаса. Может состоять из существительных, прилагательных, местоимений, причастий. Перевод начинается с последнего слова — оно основное. «Татпуруша» пример самого термина, перевод дословный: «слуга его», в русском синтаксисе: «его слуга». Может состоять из нескольких основ, каждая из первых подчинена следующему.

кармадхарая (कर्मधारय)— подвид татпуруша самасы, в котором все основы были изначально в одном падеже. Первый элементы (прилагательное, причастие или наречие) определяет второй элемент.

бахубрихи (бахуврихи) (बहुव्रीहि) — прилагательное, образованное из двух основ, и ещё несколько смыслонесущих слов (существительное, местоимение и глагол) всегда опущены:

баху — много врихи — рис, дословный перевод: многорисовый, полный перевод в русском синтаксисе: тот человек, у которого много риса.

двандва (द्वन्द्व)— самаса, которая образована перечислением однородных понятий, получает число по количеству членов (если два — двойственное, если три и больше — множественное). перевод — два и два.

авьяябхава (अलुक्) — несклоняемое сложное слово, прилагательное, образованное с участием несклоняемых частичек (наречий, союзов, числительных) и склоняемых слов.

алуксамаса (अलुक्) — самаса, в которой слова не теряют падежное окончание.

История изучения в Европе и мире

В XVII веке большой вклад в изучение санскрита внёс немецкий миссионер Генрих Рот. Он много лет прожил в Индии. В 1660 году он закончил свою книгу на латинском языке Grammaticca linguae Sanscretanae Brachmanum Indiae Orientalis. После возвращения Генриха Рота в Европу были опубликованы выдержки из его работ и лекций, но его главный труд по грамматике санскрита так и не был напечатан (рукопись по сей день хранится в Национальной библиотеке в Риме).

Сэр Уильям Джонс сказал о санскрите на заседании Азиатского общества в Калькутте 2 февраля 1786 года следующие слова:

Читайте также:  Как образовывается present simple

Санскрит, каким бы ни было его происхождение, обнаруживает удивительное строение: будучи безупречнее греческого и богаче латыни, он изысканнее их обоих. При этом он обладает таким заметным сходством с этими языками в корнях глаголов и грамматических формах, что оно никак не могло возникнуть случайно. Сходство это столь сильно, что ни один филолог, изучавший все три языка, не усомнится в их происхождении от общего предка, возможно уже и не существующего.

История изучения в России

Выдающийся вклад в изучение санскрита внесла д. ф. н., профессор МГУ В. А. Кочергина — создательница «Санскритско-русского словаря» и автор «Учебника санскрита». Пособия и исследования по санскриту писали выдающиеся исследователи санскрита Т. Я. Елизаренкова, Вл. Топоров, А. А. Зализняк.

Хинди в широком и узком смысле термина

В самом широком смысле слова «хинди» обозначает совокупность «языков хинди», диалектный континуум на территории пояса хинди на севере Индии. В этом смысле в «хинди» включаются такие языки, как бходжпури (помимо Индии имеет большое значение в Суринаме и на Маврикии), средневековый литературный язык авадхи и фиджийский хинди. Раджастхани рассматривается то как диалект хинди, то как отдельный язык, хотя отсутствие преобладающего диалекта в качестве возможной основы для создания стандартного языка препятствует его признанию. Три других идиома (майтхили, чхаттисгархи и догри) получили статус официальных языков в штатах их распространения, поэтому сейчас считаются отдельными языками. Носители урду не включаются в число хиндиязычных в Индии и Пакистане, невзирая на то, что урду — основной язык для многочисленной общины индийских мусульман и государственный язык Пакистана — во многих отношениях почти неотличим от хинди. Непальский язык, будучи языком независимого государства, никогда не включался в число «языков хинди» несмотря на то, что другие языки пахари, к которым он относится, входят в эту общность.

В более узком смысле слова термин «хинди» включает в себя диалекты и стандартные языки кластера «западный хинди», в том числе брадж, средневековый литературный язык хиндиязычной литературы, нынешний престижный диалект западного хинди, кхари-боли, бывший языком двора Великих Моголов, языком британской колониальной администрации и ставший основой для современных стандартных хинди и урду. Иногда термин «кхари-боли» используется как синоним термина «хинди». Урду тоже часто исключается из числа языков кластера «западный хинди», хотя и относится к ним по своим признакам. Термин хиндустани, известный с колониальных времён, в настоящее время несколько устарел, продолжает использоваться для обозначения урду и хинди как языка индуистского населения.

Распространение и статус хинди

Хинди по численности говорящих на нём стоит на одном из первых мест в мире (2—5), однозначно уступая по числу носителей лишь китайскому. Например, согласно SIL, если учитывать только тех, для кого хинди является родным (за вычетом носителей хариани, магахи и других идиомов, рассматриваемых в Индии в качестве диалектов хинди), то он окажется на 5-м месте в мире после китайского, арабского, испанского и английского языков. Кроме того, на оценку общего количества говорящих влияет включение или исключение носителей урду, включение или исключение тех, для кого хинди является вторым языком. Ниже приводятся данные из различных источников.

Карта распространения вариантов и диалектов хинди в широком смысле слова (с включением бихарских, раджастхани и языков пахари)

Карта распространения вариантов и диалектов хинди в узком смысле слова

Обычно все диалекты собственно хинди делят на две группы:

Необходимо отметить, что эта классификация, возможно, несколько устарела в связи с тем, что чхаттисгархи приобрёл статус официального в штате Чхаттисгарх (2000).

Особого упоминания заслуживают диалекты Бихара, которые разные исследователи либо включают, либо исключают из хиндиязычного языкового ареала. Например, Дж. Грирсон и А. Хёрнле исключали из хинди диалекты к востоку от Аллахабада до Бенгала, устанавливая особый язык бихари. Вопрос об отнесении бихарских языков бходжпури, магахи и майтхили к хинди в советской индологии решался неоднозначно. Отечественный исследователь В. А. Чернышев считал их самостоятельными языками. Б. И. Клюев полагал, что «по всей вероятности, эти районы в настоящее время уже не могут быть включены в область собственно хинди». Согласно П. А. Баранникову,

Вместе с тем П. А. Баранников подчёркивал, что

сам язык хинди представляет собой весьма сложное целое, для которого характерна вариативность.

В настоящее время майтхили официально получил статус официального языка в штате Бихар и Непале.

Особняком стоит возникший недавно в результате смешения разных диалектов фиджийский хинди.

В конце XIX века в Северной Индии были предприняты попытки стандартизации хинди и введение его в качестве самостоятельного «народного» языка, отделив его от урду, который был языком элиты. В 1881 году власти штата Бихар приняли хинди в качестве единственного официального языка, и таким образом, Бихар стал первым штатом Индии с государственным языком хинди.

Учредительное собрание, принявшее в конце 1949 года Конституцию Индии, приняло хинди в качестве официального языка страны 14 сентября 1949 года, который отмечается в Индии как «день хинди».

Тип выражения грамматических значений

С точки зрения морфологической типологии хинди является языком скорее аналитическим: синтаксические отношения выражаются при помощи послелогов, присоединяемых к формам косвенного падежа существительных, местоимений или инфинитивов. Существенную роль в реализации грамматических связей играет и порядок слов. Однако грамматический строй хинди не даёт картины аналитизма в чистом виде: наряду с аналитическими формами, которые, безусловно, преобладают, имеются и элементы синтетизма, восходящие к различным периодам развития языка.

Синтетизм в хинди проявляется:

Синтетические формы наблюдаются при образовании слов неопределенной множественности и собирательных числительных, а также в послелогах и частицах при изменении по родам, числам и падежам.

Таким образом, в морфологическом строе хинди грамматические значения выражаются тремя способами: аналитическим, синтетическим и смешанным аналитически-синтетическим (например, mãi paŗhtā hũ «я читаю», где hũ — глагол-связка, изменяющийся по лицам, а paŗhtā — причастие от глагола paŗhnā, буквально: «я есть читающий»).

Характер границы между морфемами

Хинди — флективный язык; одному показателю (аффиксу или клитике) соответствует, как правило, несколько грамматических значений, например:

В посессивных именных группах в хинди представлено зависимостное маркирование, см. примеры:

В предикации глагол может согласовываться не только с подлежащим, но и с прямым дополнением. Глагол может согласовываться с подлежащим только в том случае, если оно находится в нейтральном падеже, например:

Если подлежащее находится в косвенном падеже (то есть имеет, например, эргативный послелог ne), то глагол согласуется с прямым дополнением:

Если и подлежащее, и прямое дополнение имеют послелог, то глагол получает нейтральную форму третьего лица единственного числа:

Ролевая кодировка в предикации

В хинди формально можно различать только два падежа: нейтральный (NOM) и косвенный (OBL), который употребляется только с послелогами и отличается от немаркированного не для всех типов слов. Однако сами послелоги могут обозначать синтаксические отношения: например, послелогом ko (को) обозначается прямое дополнение у переходного глагола.

Во всех временах, кроме аориста, кодировка в предикации осуществляется по аккузативной схеме, например:

В аористе кодировка осуществляется по трёхчастной схеме:

Прямое дополнение может оформляться либо прямым (немаркированным), либо косвенным падежом с аккузативным послелогом ko. Выбор между этими двумя способами обусловлен степенью конкретизации и одушевленностью/неодушевленностью прямого дополнения: отвлеченные, неконкретизированные существительные оформляются прямым падежом, в то время как конкретизированные существительные получают форму косвенного падежа. В косвенном падеже могут также употребляться имена существительные неодушевленные с целью устранения возможной двусмысленности в случае использования прямого падежа, например: Nadī ke us pār mãi gharõ ko dekhtā hũ — «На том берегу реки я вижу дома» (если бы существительное ghar было оформлено прямым падежом, указанное предложение можно было бы перевести как «На том берегу я вижу».

Базовый порядок слов — SOV. Порядок слов в хинди не является свободным: все члены предложения имеют более или менее определённую позицию, хотя в зависимости от контекста или стилистических задач позиция какого-либо слова может варьироваться (например, обратный порядок слов играет стилистическую роль и служит для эмфатического выделения какого-либо члена словосочетания или предложения). Порядок слов имеет смыслоразличительную функцию. Например, если подлежащее и прямое дополнение выражены существительными в форме прямого падежа, то подлежащее стоит на первом месте, а прямое дополнение непосредственно предшествует сказуемому: Aisi sthiti sadā asantos utpanna kartī hai — «Такое положение всегда вызывает недовольство» и Asantos sadā aisi sthiti utpanna kartī hai — «Недовольство всегда вызывает такое положение».

Гласные хинди согласно М. Охале.

Гласные в хинди различаются по длительности, ряду, подъёму, положению губ и положению мягкого нёба. В зависимости от положения языка гласные делятся на гласные переднего, среднего и заднего ряда; по степени подъема языка на гласные нижнего, среднего и верхнего подъема; по положению губ на огубленные (лабиализованные) и неогубленные (нелабиализованные); по положению мягкого нёба различаются гласные носовые (назализованные) и неносовые (неназализованные); по длительности гласные делятся на долгие и краткие.

Противопоставление гласных по долготе-краткости имеет в хинди смыслоразличительное значение, например: kam «мало» — kām «работа».

Кроме простых гласных в хинди имеются дифтонги, которые также могут быть назализованными и неназализованными.

Ниже приводится классификация гласных хинди с учетом обозначений, принятых в статье. N.B.: звуки, оформленные в виде «ã:», являются длинными назализованными гласными.

Всего в языке хинди 40 согласных звуков, которые различаются по месту и способу образования. У фонемы /n/ есть позиционные варианты, различающиеся в зависимости от последующего смычного согласного: сочетаясь с заднеязычными шумными, среднеязычной аффрикатой и церебральными фонемами, она ассимилируется ими и реализуется в виде одного из вариантов — соответственно заднеязычного (ṅ), среднеязычного (ṉ) или церебрального (ṇ) смычного носового сонанта. Всем смычным непридыхательным соответствует придыхательный коррелят. Некоторые согласные в отдельных словах находятся в отношениях свободного варьирования, например: bālnā — bārnā «зажигать».

Согласные в хинди бывают простыми (краткими) и удвоенными (долгими). Удвоенные согласные возможны в середине и в конце слова, но недопустимы в начале слова, например: vallabh «любимый», anna «пища».

Ниже приводится классификация согласных фонем хинди по месту и способу образования:

В хинди различают краткие и долгие слоги. Краткими называются слоги, состоящие из одного краткого гласного или из согласного и следующего за ним краткого гласного, например: ã/ku/sī «крючок». Таким образом, краткие слоги в хинди бывают только открытыми.

Слогораздел в хинди принято проводить после гласного, отделяя его от согласного последующего слога, например: jā/nā «уходить». Одиночные конечные согласные обычно составляют отдельный слог. В случаях удвоенных согласных слогораздел проходит между ними, например: khaț/țā «кислый».

Ударение в хинди силовое (экспираторное), однако выражено слабее, чем, например, в русском языке, и не сопровождается удлинением гласного, если ударение падает на слог с кратким гласным. В хинди нет редукции гласных, поэтому неударный слог произносится так же четко, как и ударный. Ударение свободное и неподвижное, однако при присоединении словообразовательных суффиксов место ударения может меняться, например: šá:nti «мир» — šā:ntipú:rna «мирный».

При слово- и формообразовании действуют закономерности фонетических изменений, которым подвергается конечный звук первого слова (или морфемы) и начальный звук второго слова (или морфемы) при их сочетании для образования нового слова. В соответствии с правилами сандхи образуются слова преимущественно на базе слов и морфем, заимствованных из санскрита. Случаи словообразования по правилам сандхи на основе лексики собственно хинди или смешанной (то есть санскритско-хинди или санскритско-иноязычной) крайне редки.

По правилам сандхи сочетаются:

Письменность языка хинди представляет собой позднюю модификацию одной из наиболее древних систем письма, брахми, и называется нагари (nagāri) или деванагари (devanāgarī). Письмо деванагари является буквенным; алфавит содержит буквы, соответствующие как гласным, так и согласным звукам, но его можно определить как полуслоговое: каждая буква, обозначающая согласные, содержит также краткий гласный а. Деванагари — алфавит, в котором буквы упорядочены по характеру обозначаемых ими звуков: сначала идут гласные буквы, затем согласные, сгруппированные по месту и способу образования соответствующих согласных.

Работы общего содержания

  • Баранников А. П. Хиндустани (Урду и Хинди). — Л.: Издание Ленинградского Восточного института имени А.С.Енукидзе, 1934.
  • Ульциферов О. Г. Учебник языка хинди. Первый год обучения. — М.: АСТ, Восток-Запад, 2007.
  • Лазарева Н. Н. Самоучитель языка хинди. — ООО, Восток-Запад, 2008.
  • Гуру К. Грамматика хинди. В двух томах. — М.: Издательство иностранной литературы, 1957.
  • Дымшиц З. М. Грамматика языка хинди. В двух книгах. — М.: Наука, 1986.
  • Захарьин Б. А. Теоретическая грамматика языков хинди и урду. Фонология, морфология глагола, синтаксис главных членов предложения. — М.: ЛКИ (УРСС), 2008.
Оцените статью