Гендерные стереотипы в английских фразеологических единицах — реферат. Оценка — хорошо. Авторские рефераты за 04.12.2018.

Гендерные стереотипы в английских фразеологических единицах  - реферат. Оценка - хорошо.  Авторские рефераты за 04.12.2018. Английский

Гендерные стереотипы в русских пословицах и поговорках. дипломная (вкр). английский. 2022-05-14

Выявить, как проявляются гендерные стереотипы в паремиологических и фразеологических единицах русского языка.

Материалом исследования послужили соответствующие словарные статьи фразеологических и паремиологических словарей русского языка, общее количество которых составило около 1000 единиц. Мы проанализировали «Пословицы русского народа» под редакцией В.И. Даля (2008), «Пословицы, поговорки, загадки» под редакцией А.Н. Мартыновой, В.В. Митрофановой (1986), « Крылатые слова» под редакцией Н.С. Ашукина, М.Г. Ашукиной и « Словарь- справочник по русской фразеологии под редакцией Р.И. Яранцева (1981).

Методы исследования. В работе нашли применение общие методы — дедуктивный, индуктивный, интроспективный, а также частные лингвистические методы и приемы: дефиниционный анализ, интерпретационный и сопоставительный методы.

Теоретическая значимость работы заключается в пополнении арсенала изученных и описанных гендерных стереотипов, нашедших отражение в паремиологических и фразеологических единицах русского языка.

Практическая значимость работы определяется возможностью применения материалов исследования в теоретических курсах по межкультурной коммуникации и спецкурсах по лингвокультурологии. Материалы исследования могут быть использованы в практике преподавания русского языка.

Структура работы обусловлена поставленными целью и задачами. Работа состоит из введения, двух глав, заключения и библиографии.

Глава 1. Межкультурная коммуникация как научная дисциплина и один из предметов ее изучения

1.1 Возникновение и развитие межкультурной коммуникации

Процесс глобализации охватил сегодня все сферы человеческой жизни, включая и культуру. Если до недавнего времени история человечества была историей отдельных стран, народов и культур, то сегодня она превращается в единую историю. Современные культуры теряют при этом своеобразие и замкнутость, а границы между ними все более стираются и исчезают. Положительным результатом процесса глобализации стала возможность общения с представителями разных культур, это обстоятельство породило первоначально интерес к межкультурной коммуникации, а затем и необходимость ее изучения.

На рубеже второго и третьего тысячелетий становится все более очевидным, что человечество развивается по пути расширения взаимосвязи и взаимозависимости различных стран, народов и их культур. Этот процесс охватил различные сферы общественной жизни всех стран мира. Сегодня невозможно найти этнические общности, которые не испытали бы на себе воздействие как со стороны культур других народов, так и более широкой общественной среды, существующей в отдельных регионах и в мире в целом. Это выразилось в бурном росте культурных обменов и прямых контактов между государственными институтами, социальными группами, общественными движениями и отдельными индивидами разных стран и культур. Расширение взаимодействия культур и народов делает особенно актуальным вопрос о культурной самобытности и культурных различиях. Культурное многообразие современного человечества увеличивается, и составляющие его народы находят все больше средств, чтобы сохранять и развивать свою целостность и культурный облик. Эта тенденция к сохранению культурной самобытности подтверждает общую закономерность, состоящую в том, что человечество, становясь все более взаимосвязанным и единым, не утрачивает своего культурного разнообразия. В контексте этих тенденций общественного развития становится чрезвычайно важным уметь определять культурные особенности народов, чтобы понять друг друга и добиться взаимного признания.

Процесс взаимодействия культур, ведущий к их унификации, вызывает у некоторых наций стремление к культурному самоутверждению и желание сохранить собственные культурные ценности. Целый ряд государств и культур демонстрирует свое категорическое неприятие происходящих культурных изменений. Процессу открытия культурных границ они противопоставляют непроницаемость своих собственных и гипертрофированное чувство гордости своей национальной самобытностью. Различные общества реагируют на влияния извне по-разному. Диапазон сопротивления процессу слияния культур достаточно широк: от пассивного неприятия ценностей других культур до активного противодействия их распространению и утверждению. Поэтому мы являемся свидетелями и современниками многочисленных этнорелигиозных конфликтов, роста националистических настроений, региональных фундаменталистских движений. (Садохин.2005.С.10)

Отмеченные процессы в той или иной степени нашли свое проявление и в России. Реформы общества привели к серьезным изменениям в культурном облике России. За несколько последних лет появились совершенно новые общественные группы: предприниматели, банкиры, политические лидеры разных движений, русские сотрудники иностранных фирм и др. Происходит становление совершенно нового типа деловой культуры, формируется новое представление о социальной ответственности делового мира перед клиентом и обществом, меняется жизнь общества в целом. Процесс развивается чрезвычайно трудно и болезненно, поскольку сталкивается с огромным количеством препятствий и ограничений со стороны государства, с недоверием к властям, с некомпетентностью и волюнтаризмом. Одним из путей преодоления существующих трудностей является налаживание эффективной системы коммуникации между различными общественными группами и властью. Эта система должна быть основана на принципах равного доступа к необходимой информации, прямого общения между собой, коллективного принятия решений и эффективной работы сотрудников. К этому нужно добавить, что разносторонние международные контакты руководителей и предпринимателей всех уровней показали, что успех в любом виде международной деятельности во многом зависит от степени подготовки российских представителей в области межкультурной коммуникации. И, наконец, окончание «холодной войны» между Востоком и Западом существенно расширило торгово-экономические отношения между ними. В каждой стране год от года растет число людей, имеющих экономические контакты за пределами своей культуры. В настоящее время в мире насчитывается более 37 тыс. транснациональных корпораций с 207 тыс. филиалов, в которых работает несколько десятков миллионов людей. Для своей эффективной деятельности они должны учитывать особенности культуры своих партнеров и стран пребывания. Убедительным свидетельством взаимосвязи мировой экономики стали кризисные ситуации последних лет в России (1998 г.), Мексике и Бразилии (1999 г.), которые нарушили существовавший экономический порядок и привели к новой расстановке сил на мировой арене (А.С. Герда, В.Н. Телия и др.).

Результатом новых экономических отношений стала широкая доступность прямых контактов с культурами, которые ранее казались загадочными и странными. При непосредственном контакте с такими культурами различия осознаются не только на уровне кухонной утвари, одежды, пищевого рациона, но и в различном отношении к женщинам, детям и старикам, в способах и средствах ведения дел.

Становясь участниками любого вида межкультурных контактов, люди взаимодействуют с представителями других культур, зачастую существенно отличающихся друг от друга. Отличия в языках, национальной кухне, одежде, нормах общественного поведения, отношении к выполняемой работе зачастую делают эти контакты трудными и даже невозможными. Но это лишь частные проблемы межкультурных контактов. Основные причины их неудач лежат за пределами очевидных различий. Они — в различиях в мироощущении, то есть ином отношении к миру и к другим людям. Главное препятствие, мешающее успешному решению этой проблемы, состоит в том, что мы воспринимаем другие культуры через призму своей культуры, поэтому наши наблюдения и заключения ограничены ее рамками. С большим трудом мы понимаем значения слов, поступков, действий, которые не характерны для нас самих. Наш этноцентризм не только мешает межкультурной коммуникации, но его еще и трудно распознать, так как это бессознательный процесс. Отсюда напрашивается вывод, что эффективная межкультурная коммуникация не может возникнуть сама по себе, ей необходимо целенаправленно учиться (Попков В.Д., Лебедева Н.М. и др.).

Решение отмеченных вопросов является предметом нового научного направления, получившего название «межкультурная коммуникация». Первоначально проблемы межкультурной коммуникации стали предметом научного исследования в США в середине прошлого столетия под влиянием целого ряда социальных и политических факторов. В Европе вопросы межкультурной коммуникации получили свое развитие в связи с притоком рабочей силы из других регионов планеты и ориентаций социокультурного развития на толерантность и межкультурное взаимопонимание. В многонациональной и поликультурной России эти проблемы в последние два десятилетия также приобрели исключительную актуальность.

Рассмотрим для начала развитие «межкультурной коммуникации» как научной дисциплины. Новое научное направление возникло в США благодаря практическим интересам американских политиков, бизнесменов, дипломатов, у которых возникла острая необходимость в выяснении причин межэтнических конфликтов и решении проблем, возникающих при взаимодействии с представителями различных культур. При общении со своими партнерами американские чиновники, бизнесмены, деятели культуры, работавшие за границей, часто обнаруживали свою беспомощность при практических контактах с представителями других культур. Эти обстоятельства нередко приводили к конфликтам, взаимной неприязни, обидам. В связи с этим постепенно складывалось осознание необходимости изучения не только языков, но и культур других народов, их обычаев, традиций, норм поведения.

Кроме того, в послевоенное время США разработали программу экономической помощи развивающимся странам. В рамках отдельных проектов данной программы эксперты и активисты Корпуса мира посещали различные страны, где они часто сталкивались с непониманием, конфликтам, которые зачастую приводили к провалу миссии. С самого начала практической реализации данной программы управленческий персонал, и рядовые сотрудники обнаружили неподготовленность для решения конкретных вопросов с представителями других культур. Из-за многочисленных неудач возник вопрос о необходимости специальной подготовки, в которой основное внимание следовало уделять выработке практических навыков межкультурного общения, а не формальному информированию об особенностях культуры той или иной страны (Э.Холл).

В ответ на эту ситуацию правительство США в 1946 г. приняло Акт о службе за границей и создало Институт службы за границей (Foreign Servise Institute), который возглавил лингвист Эдвард Холл. Для работы в институте он привлек ученых самых разных специальностей — антропологов, социологов, психологов, лингвистов и др., которыми и были разработаны новые программы тренингов специалистов для работы за границей. Одновременно с этим сотрудники института начали проводить широкие исследования по выяснению причин неэффективной работы волонтеров Корпуса мира. Однако все их попытки понять и объяснить поведение представителей других культур были основаны больше на интуиции, чем на знаниях и опыте. Поэтому сначала эффективность их работы оказалась невысокой. Главный вывод, который был сделан специалистами Института, заключался в том, что каждая культура формирует свою уникальную систему ценностей, приоритетов, моделей поведения и поэтому ее описание, интерпретация и оценка должны осуществляться с позиций культурного релятивизма.

На первых порах исследователи межкультурной коммуникации ставили перед собой чисто практические задачи: подготовить дипломатов, политиков, военных специалистов к более эффективной деятельности за рубежом, помочь иностранным студентам и стажерам более успешно адаптироваться в США, способствовать разрешению межрасовых и межэтнических конфликтов, которые имели место в США в 60-х годах прошлого столетия.

Первый этап исследований института был завершен в 1956 г. По их результатам в 1959 г. была опубликована книга Э. Холла «The Silent Language» («Безмолвный язык»), ставшая программой для всего последующего развития межкультурной коммуникации. В своей работе не только Холл доказал теснейшую связь между культурой и коммуникацией, но и акцентировал внимание ученых на необходимости исследований не столько целых культур, сколько на изучение их отдельных поведенческих подсистем.

Предложенное Холлом понимание культуры и коммуникации стало темой оживленной дискуссии в научных кругах США, появились специальные журналы «The International and Intercultural Communication Annual» и «International Journal of Intercultural Relations», на страницах которых обсуждались проблемы, связанны с коммуникацией, культурой, языком. По мнению Холла, главная цель изучения МКК- изучение практических нужд представителей различных культур для их успешного общения друг с другом.

Последующие публикации Э. Холла привлекли к проблемам межкультурной коммуникации внимание многих ученых различных специальностей. Вскоре появилось несколько направлений уже внутри самой межкультурной коммуникации. Одно из них возглавили К. Клакхон и Ф. Стродбек. По их мнению, индивидуальные культуры нужно рассматривать с точки зрения отношения их к таким концептам, как оценка человеческой природы, отношение человека к природе, отношение к концепту времени, оценка активности/ пассивности. Основателями другого направления межкультурной коммуникации стали Л. Самовар и Р.Портер, научные интересы которых были связаны с исследованием вопросов вербального и невербального общения.

Современные направления межкультурной коммуникации в США развиваются в двух направлениях: межкультурная коммуникация как общение и взаимодействие культур разных стран и народов и межкультурная коммуникация как общение и взаимодействие субъкультур в границах одной большой культуры. Первое ориентировано на разработку университетских учебных программ и подготовку кадров для работы за рубежом, а второе стремится решать проблемы сосуществования этнических меньшинств и утверждения культурного плюрализма в США. Данное деление сохраняется в американской науке и по настоящее время.

На европейском континенте становление межкультурной коммуникации происходило несколько позднее, чем в США. Интерес к вопросам межкультурной коммуникации начал пробуждаться тогда, когда формирование Европейского сообщества открыло границы многих государств для свободного перемещения людей, капиталов и товаров. Европейские столицы и крупные города стали интенсивно менять облик благодаря появлению в них представителей разных культур и их активному включению в жизнедеятельность этих городов.

Первые попытки были предприняты преподавателями иностранных языков, которые в своей работе были вынуждены обращаться к страноведческим аспектам взаимодействия культур. Несколько позже к проблемам межкультурной коммуникации обратились психологи, которые проявили интерес прежде всего к вопросам ценностных ориентаций, этнокультурной идентичности, ощущению чужеродности в инокультурной среде. (К.Рот, М. Беннет, Д.Мартин и др.)

По примеру США, некоторые западноевропейские университеты на рубеже 1970-1980-х годов стали заниматься исследованиями в этом направлении и ввели учебные курсы в образовательные программы. Также на основе американского опыта преподавания межкультурной коммуникации были разработаны учебные программы, основывающиеся на материалах фольклористики, этнологии и лингвистики.

В отечественной науке и системе образования инициаторами изучения межкультурной коммуникации стали преподаватели иностранных языков, которые первыми осознали, что для эффективного общения с представителями других культур недостаточно только одного владения иностранным языком. Разнообразная практика общения с иностранцами доказала, что даже глубокие знания иностранного языка не исключают непонимания и конфликтов с носителями этого языка. Сегодня стало очевидным, что успешные контакты с представителями других культур невозможны без знания особенностей этих культур и практических навыков в межкультурном общении.

Изначальная лингвистическая направленность межкультурной коммуникации в отечественной науке привела к возникновению нескольких направлений ее развития, так или иначе связанных с языкознанием. К числу таких направлений относятся лингвострановедение, этнолингвистика, лингвокультурология и другие. Каждое из этих направлений основывается на соответствующем аспекте взаимосвязи языка и культуры и поэтому представляет интерес для межкультурной коммуникации.

В настоящее время существует два главных направления исследований в межкультурной коммуникации. Первое из них, основывающиеся на фольклористике, носит описательный характер. Его задачи заключаются в выявлении, описании и интерпретации повседневного поведения людей с целью объяснения глубинных причин и детерминирующих факторов их культуры.

Второе направление, имеющее культурно-антропологический характер, предметом своих исследований имеет различные виды культурной деятельности социальных групп и общностей, их нормы, правила, ценности. Социальная дифференциация общества порождает в каждой группе свои модели и правила поведения. Знание их позволяет быстро и эффективно разрешать ситуации межкультурного общения (Горелов И.Н., Карасик В.И. и т.д.).

В последнее время в сфере межкультурной коммуникации наметились новые направления исследований: коммуникация в контексте глобализации культуры, массовой межкультурной коммуникации, а также опосредованной и непосредственной форм межкультурной коммуникации (коммуникация с помощью электронных средств и Интернета).

1.2 Понятие стереотипа

Межкультурная коммуникация, как и любое научное представление, осуществляет свои исследования с помощью ряда понятий и категорий, которые раскрывают содержание и специфические особенности изучаемых процессов и проблем своей предметной области. Одним из них является понятие стереотип.

Взаимодействие между людьми не строится на общепризнанных в соответствующей культуре образцах, не может протекать вне закономерностей социального восприятия. Одним из проявлений социальной перцепции и одновременно ее результатом являются стереотипы.

Стереотипы — это упрощенные понимания (например, о поведении, чертах характера, внешности), событиях, фактах и отношениях между ними и т.д., служащие когнитивными образцами для категоризации мира и помогающие человеку адаптироваться в мире и обществе. (Егорова-Готман Е., Плешаков К. и др.)

В последнем случае важно принимать во внимание тот факт, что хотя стереотипы и различны по своим характеристикам и основаниям, они социокультурно обусловлены и комплементарны по отношению друг к другу, то есть дополняют друг друга. Поэтому при изучении иностранного языка и знакомстве с культурой его носителей необходимо осознанно изучать сферу функционирования стереотипов, их маркеров и степень значимости для соответствующей культуры, поскольку следование или неследование этим обобщенным культурно-обусловленным схемам значимо и информативно для субъекта социального восприятия

Объектом стереотипа являются люди, и их поведение, и черты характера, и артефакты, и события и т.д. (Агеев В.С., Липпман В., Бабаева А.В. и др.).

Сфера действия стереотипов не замыкается исключительно на «чужую» культуру; стереотипам подвержены в своем социальном взаимодействии и люди в «своей» культуре.

Стереотипы жестко «встроены» в нашу систему ценностей, являются ее составной частью и обеспечивают своеобразную защиту наших позиций в обществе. По этой причине стереотипы используются в каждой межкультурной ситуации. Механизмы культурного восприятия приводят в действие избирательное применение норм и ценностей родной культуры. Без употребления этих общих культурно специфических способов оценки как собственной группы, так и других культурных групп, невозможно обойтись. Представители другой группы при этом идентифицируются по таким признакам, как пол, этническая принадлежность, особенности речи, внешний облик, цвет кожи, брачные обычаи, религиозные убеждения и т.д.

В целом можно сказать, что стереотипы являются определенными убеждениями и «привычными знаниями» людей относительно качеств и черт характера других индивидов, а также событий, явлений, вещей. По этой причине стереотипы существуют и широко используются людьми. В зависимости от характера объекта и его места в социальной структуре выделяют различные виды стереотипов, например групповые, профессиональные, этнические, возрастные, гендерные и т.д.

1.3 Понятие «гендер»

Для начала определимся с понятием гендер. Мощная волна женского движения на Западе конца 60-х — начала 70-х годов дала толчок развитию исследований, которые теперь называют гендерными. Определение гендера (gender) как социокультурного пола мало что объясняет тем, кто специально не интересовался гендерным подходом в современных исследованиях (в основном феминистских). «Гендер» — одно из центральных и фундаментальных понятий современного общества — нуждается в осмыслении. (С. Де Бовуар, Ю. Кристева и др.)

Само слово не имеет в русском языке адекватного перевода, а его написание и произношение скалькировано с английского. Поэтому нужно понять, какой смысл и значение приданы этому слову там, откуда оно пришло. В англо-русском словаре В. Мюллера можно увидеть, что gender имеет два значения. Первое — грамматический род и второе — пол как шутливое обозначение. В словаре С. Ожегова категория род имеет, кроме значения грамматического класса слов (мужской, женский, средний род) и разновидности чего-либо или направления деятельности, также и обозначение ряда поколений (а в тематике животных — объединение нескольких видов). (Шахмайкин А.М., Гиппиус А.А. и др.)

Т. де Лорети сделала небольшой экскурс в словарях различных стран по значениям категории «гендер». Так в «Американском словаре наследия английского языка» (American Hieritage Dictionary of English Language) слово «гендер» определено в первую очередь как классификационный термин, в том числе и как морфологическая характеристика («грамматический род»). Другое значение слова gender в этом словаре — «классификация пола; пол». В романских языках никакой близости между грамматикой и полом нет. Испанское genero, итальянское genere и французcкое genre не имеют никакой связи с обозначением рода (пола) человека. Вместо этого применяется другое слово — sex (пол). И, вероятно, поэтому слово genre, адаптированное с французского, используется для классификации художественных и литературных произведений (жанр). Любопытно, что английский язык (где нет ни мужского, ни женского рода) принял gender как категорию, ссылающуюся на пол.

В том же американском словаре можно найти еще одно значение gender — представление. Термин «гендер» понимается как представление отношений, показывающее принадлежность к классу, группе, категории (что соответствует одному из значений слова «род» в русском языке). Другими словами, гендер конструирует отношения между объектом (или существом) и другими, ранее уже обозначенными классом (группой); это отношение принадлежности. (« Американский словарь наследия английского языка»).

Таким образом, гендер приписывает или закрепляет за каким-либо объектом или индивидом позицию внутри класса, а, следовательно, и позицию относительно других, уже составленных классов. Итак, гендер — социальное отношение не биологического пола, а представление каждой индивидуальности в терминах специфических социальных отношений.

Гендер создается обществом как социальная модель женщин и мужчин, определяющих их положение и роль в поведении и его институтах (семье, политической структуре, экономике, культуре и образовании, и др.). Гендерные системы различаются в разных обществах, однако в каждом обществе эти системы ассиметричны таким образом, что мужчины и все «мужское/маскулинное» (черты характера, модели поведения, профессии и прочее) считаются первичными, значимыми и доминирующими, а женщины и все «женское/ фемининное» определяется как вторичное, незначимое с социальной точки зрения и подчиненное. Сущностью конструирования гендера является полярность и противопоставление. Гендерная система как таковая отражает ассиметричные культурные оценки и ожидания, адресуемые людям в зависимости от их пола. Таким образом, можно сказать, что гендерная система — это социально сконструированная система неравенства по полу.

Важную роль в развитии и поддержании гендерной системы играет сознание людей. Конструирование гендерного сознания индивидов происходит посредством распространения и поддержания социальных и культурных стереотипов, норм и предписаний, за нарушение которых общество наказывает людей, например, «мужеподобная баба» или «мужик, а ведет себя как баба». В процессе воспитания семья, система образования, культура в целом внедряют в сознание детей гендерные нормы, формируют определенные правила и нормы поведения и создают представления, какими должны быть «настоящий мужчина» и «настоящая женщина». Впоследствии эти гендерные нормы поддерживаются с помощью социальных и культурных механизмов, например, стереотипов.

коммуникация гендерный стереотип

1.4 Гендерные стереотипы

Гендерные стереотипы — сформировавшиеся в культуре обобщенные представления (убеждения) о том, как действительно ведут себя мужчины и женщины. Термин следует отличать от понятия гендерная роль, обозначающего набор ожидаемых образцов поведения (норм) для мужчин и женщин. Появление гендерных стереотипов обусловлено тем, что модель гендерных отношений исторически выстраивалась таким образом, что половые различия располагались над индивидуальными, качественными различиями личности мужчины и женщины. Уже у Платона можно встретить убеждение в отличии всех женщин от мужчин: «…по своей природе как женщина, так и мужчина могут принимать участие во всех делах, однако женщина во всем немощнее мужчины.» (Платон, «Республика»).

В философских, психологических, культурологических текстах прослеживаются гендерные стереотипы. Так, Аристотель в работе «О рождении животных» утверждал: «женское и мужское начала принципиально различны по своему предназначению: если первое отождествляется с телесным, то второе — с духовным, с формой». Подобный взгляд встречается у Н.А. Бердяева, В. Ф. Эрна. Мужское начало у многих авторов трактуется как зачинающее, женское — восприемлющее; первое — инициативно, второе — рецептивно; первое — деятельное, второе — страдательное; первое — динамическое, второе — статическое. (Бердяев. 1993.С.125.)

Можно выделить бинарные оппозиции, стереотипно приписываемые мужчине и женщине.

Логичность — интуитивность, абстрактность — конкретность. Прежде всего, мужественность соотноситься с логичностью, а женственность — с интуитивностью (С.Н. Булгаков, А.А. Логинов, В.В. Розанов и др.). «Мужское мышление отличается склонностью к обобщениям, абстрактностью… мужчина более рационален» (Логинов.1989. С.24-26). «Мужское и женское самосознание имеет каждое свои отличительные черты: мужчина логичен, полон инициативы; женщина инстинктивна, склонна к самоотдаче, мудра нелогической и неличной мудростью простоты и чистоты» (Булгаков.1996.С.264-265). В то же время, женщин интересуют конкретные вещи, они конкретны в своей мыслительной деятельности. Простор женскому интеллекту обычно открывают прикладные и близкие к практике науки. Такой же взгляд на женскую конкретность можно проследить у В.В. Розанова, С.Н. Булгакова, Н.А. Бердяева. Об оппозиции разума, сознательности, логичности мужчины — и сердца, инстинкта, интуиции женщины писали В. Соловьев, В.Ф. Эрн.

Инструментальность — экспрессивность, сознательность — бессознательность. Бытует стереотипное мнение, что женская чувственность, эмпатичность, эмоциональная экспрессивность отличают ее от мужчины с его инструментальной размеренностью, ориентированной на цель и компетентность. Благодаря этим качествам считается, что женщины более гибки, отзывчивы. Мужчины же более тверды и властны. По мнению С.Н. Булгакова, женщина связана «глубинами бытия». О женской впечатлительности и восприимчивости писали В.Ф. Эрн, П.А. Флоренский и др.

Власть — подчинение. Женским считались также преданность, жертвенность, терпение, покорность. Мужчину рассматривали как имеющего противоположные качества и потому мужское и женское начала осмысливались в категориях власть — подчинение. Мужчине приписывается право распоряжаться женщиной, быть покровителем и вождем, право женщины — в дар за свою любовь получить мужественного и сильного покровителя. С.Н. Булгаков, рассматривая власть, выделяет в ней два начала: «власть двойственна по природе, она знает активное и пассивное начало, слагается из властвования и подчинения… Власть представляет собой обособившееся. Утвердившееся в оторванности своей мужское начало, которому присуща стихия насилия: она умеет только покорять и повелевать, но не любить и сострадать. А соответственно и повиновение властвуемых, пассивное начало власти принимает черты столь же отвлеченной женскости, угнетаемой и порабощаемой. Проблему господства — подчинения рассматривают также психоаналитики, говоря о садомазохизме. Известно, что З. Фрейд воспринимал мазохизм как выражение женской сущности (Фрейд.2006. с.230).

Порядок — хаос. Кроме того, философский взгляд на гендерную дифференциацию формы и материи выражается в противопоставлении порядка и хаоса. Так, Н.А. Бердяев, говоря о мужском и женском началах, отмечает: «Поскольку мужское начало есть начало оформления, внесения смысла, Логоса, строя, лада, поскольку мужественный дух оформляет, дисциплинирует, организует, постольку оно есть начало порядка». Беспорядок и хаос рассматриваются как проявления женского начала: «Дух женственно-пассивный погружает в бесформенный, недисциплинированный, неорганизованный хаос». Вместе с тем, современные исследователи женской и мужской психологии не считают, что мужское начало — проявление порядка, а женское — хаос, каждый пол отличается своим своеобразным типом деятельности. Следует помнить о разных типах мужчин и женщин, содержащих в различных вариациях фемининные и маскулинные проявления. Только изменение культурных стереотипов поможет полной реализации личности, сочетавшей в себе как мужские, так и женские качества.

Независимость, индивидуальность — близость, коллективность. Важный гендерный стереотип состоит в том, что женщинам свойственно следить в первую очередь не за объектами и решениями каких-то задач, а за благополучием людей, составляющих их круг общения. Женщины на первое место ставят отношения между людьми, в то время как мужчины во всех обществах более независимы, доминантны, властны и решительны, женщины же более осторожны, склонны к подчинению, отзывчивы и демократичны.

Импульсивность, активность — статичность, пассивность. В представлении Аристотеля сила, активность, движение, жизнь исходят из мужского начала, женщина же дает только пассивную материю. Теория Аристотеля просуществовала на протяжении всех Средних веков, вплоть до современной эпохи. Современные исследователи противопоставляют активность, склонность к риску, деспотичность, импульсивность мужчин и покорность, пассивность, зависимость, слабость женщин.

Непостоянство, неверность, радикализм — постоянство, верность, консерватизм. Также в культуре бытует стереотипное убеждение, что женщина отличает консервативность, верность всему состоявшемуся, мужчин же — радикализм, непостоянство.

Итак, философы, антропологи, психологи обосновывают различие полов, различие мужчины и женщины. Также гендерная стереопизация фиксируется и в языке, она тесно связана с выражением оценки и влияет на формирование ожиданий от представителей того или другого пола определенного типа поведения.

Гендерные стереотипы очень упрощают реальную ситуацию, однако в коллективном обшественном сознании они закреплены прочно и меняются медленно. Согласно укоренившимся представлениям, женщинам в обществе приписывается меньшая ценность, чем мужчинам.

Гендерные стереотипы выполняют ряд функций в обществе:

. Функция поддержания гендерной иерархии. Данная функция актуальна, прежде всего, для традиционного общества. Гендерные стереотипы, фиксировали представления об умственной, физической, нравственной немощи женщин и тем самым исключали «слабый пол» из сферы публичной жизни, вели к сосредоточению на домашнем хозяйстве и воспроизводстве. Мужской природе стереотипно предписывалась активность, властность, логичность, то есть черты, которые необходимы для поддержания жизнедеятельности общества в политической, военной сфере, руководства и взаимодействия в коллективе. При помощи устойчивых представлений (стереотипов) о свойствах мужской и женской природы, за женщиной закреплялась гендерная роль «домохозяйки» и «матери», за мужчиной — роль «кормильца», «защитника». Таким образом, гендерные стереотипы по-своему способствовали поддержанию стабильности, упорядоченности общественной системы. [22]

2. Гендерные стереотипы используются людьми в познавательном процессе. Гендерные стереотипы могут служить образами-схемами, управляющими процессом восприятия информации и ее обработки в сознании человека. Так, в повседневной жизни в культуре и любой человек имеет набор упрощенных схем, сложившихся в культуре и воспринятых из нее индивидом в процессе социализации (воспитания, усвоения социальных норм). Гендерная схема — стереотип восприятия человека по принципу пола — исходит из того, что все люди, принадлежащие к одному полу, похожи друг на друга, имеют существенное сходство в неких важных аспектах их жизнедеятельности. [22]

3. Гендерные стереотипы выступают регуляторами поведения людей на бессознательном уровне. [22]

.5. Выводы по главе 1

На основании, рассмотренного нами, материала, мы выявили, что: 1. Межкультурная коммуникация — это коммуникация между людьми, у которых культурное восприятие различно. Межкультурная коммуникация как наука появилась совсем недавно. Причиной ее возникновения послужили взаимодействие различных культур и народов, межэтнические конфликты, возникающие от незнания обычаев, традиций и норм поведения этих культур и народов. Лингвистическая направленность межкультурной коммуникации привела к возникновению нескольких направлений ее развития, так или иначе связанных с языкознанием. Предметом изучения этих наук является изучение обрядов, поверий, стереотипов и т.д.

. Взаимодействие между людьми не строится на общепризнанных в соответствующей культуре образцах, не может протекать вне закономерностей социального восприятия. Одним из проявлений социальной перцепции и одновременно ее результатом являются стереотипы. Стереотипы — это упрощенные понимания (например, о поведении, чертах характера, внешности), событиях, фактах и отношениях между ними и т.д., служащие когнитивными образцами для категоризации мира и помогающие человеку адаптироваться в мире и обществе. Мы узнали, что стереотипы делятся на несколько групп, подробно рассмотрели гендерные стереотипы, которые являются частным случаем стереотипа и обнаруживают все его свойства.

. Гендерные стереотипы представляют собой культурно и социально обусловленные мнения о качествах, атрибутах и нормах поведения представителей обоих полов и их отражение в языке. Гендерные стереотипы очень упрощают реальную ситуацию, однако в коллективном общественном сознании они закреплены прочно и меняются медленно. В той или иной степени стереотипы — предрассудки воздействуют на каждого человека. Согласно укоренившимся представлениям, женщинам в обществе приписывается меньшая ценность, чем мужчинам.

. Гендер создается обществом как социальная модель женщин и мужчин, определяющих их положение и их роль в поведении и его институтах: семье, политической структуре, экономике, культуре и образовании и др.. Гендерные системы различаются в разных обществах, однако в каждом обществе эти системы ассиметричны таким образом, что мужчины и все «мужское/маскулинное» (черты характера, модели поведения, профессии и прочее) считаются первичными, значимыми и доминирующими, а женщины и все «женское/ фемининное» определяется как вторичное, незначимое с социальной точки зрения и подчиненное.

Глава 2. Отражение гендерных стереотипов во фразеологии русского языка.

.1 Принципы отбора и классификации фразеологического и паремологического материала

В предыдущей главе мы рассмотрели два интересующих нас вопроса: что такое гендер и гендерные стереотипы. В этой главе мы попытаемся выяснить, как проявляются гендерные стереотипы в языке.

Как утверждают ученые, культуроносную информацию могут содержать единицы любого языкового уровня — звуки, морфемы, слова, фразеологические обороты, предложения, текст. Однако наиболее ярко и выпукло эту информацию передают номинативные единицы — слова, фразеологизмы, пословицы и поговорки. [18; 73].

Так, в семантике фразеологизмов сохранились сведения из истории русского письма, знания о традициях воспитания детей, ремеслах и промыслах, обрядах и верованиях.

В качестве предмета исследования мы выбрали паремиологию, так как она находится на пересечении фразеологии и фольклора, что делает изучение пословиц и поговорок весьма значимым с позиции современного лингвокультурологического подхода. Паремиология показательна с точки зрения культурных стереотипов, зафиксированных в языке. Наличие разных возможностей для самоидентификации неоспоримо, однако анализ большого количества единиц позволяет сделать вывод о доминирующих тенденциях и оценках. Для выявления таких тенденций нами проведена выборка из Словаря живого великорусского языка В. Даля. Словарь содержит около 30 тысяч пословиц и поговорок. Это достаточно большой массив позволяет сделать обоснованные заключения.

Выбор словаря также не случаен, так как этот лексикографический труд — зеркало русских культурных стереотипов. При этом для целей работы не существенно, насколько частотной является та или иная пословица или поговорка, поскольку в центре внимания находится кумулятивная функция языка, благодаря которой возможно наблюдение исторически сложившихся гендерных стереотипов. Словарь В. Даля вышел в 1863 — 1866 гг., а содержащийся в нем материал еще старше и отражает в основном крестьянский взгляд на мир. Крестьянство было наиболее многочисленной социальной группой России, это и позволяет сделать изучение словаря обоснованным. Поскольку Словарь В. Даля содержит хронологически удаленный срез языка, ниже будут очерчены также некоторые современные тенденции развития гендерных стереотипов.

Принципы отбора и классификации материала: 1) рассматривались единицы, имеющие гендерную специфику, то есть касающиеся социальных аспектов взаимодействия мужчин и женщин, пословицы типа «С сильным не борись, с богатым не судись» не входят в область исследования, хотя можно их рассматривать как выражение андроцентричности в том смысле, что суждения общечеловеческого характера, где пол не имеет значения, все же преимущественно для мужчин; 2) в рамках рассматриваемого материала классификация затруднена семантической многогранностью пословиц и поговорок. Так, пословицу «Красота приглядится, а щи не прихлебаются» можно отнести к двум подгруппам — «внешность» и «хозяйственность». С проблемой неоднозначной классификации приходилось сталкиваться в большинстве случаев. Поэтому мы рассматривали их обобщенно: женское и мужское видение мира.

Из всех, рассмотренных нами, пословиц и поговорок (около 1000) можно отнести к гендерно значимым; большая их часть относится к женщинам: бабе, невесте, жене и т.д. Значительная часть пословиц и поговорок относится ко всем людям независимо от их пола, например, «не годами старость красна — делами», «легче прожить, чем нажить». Таким образом, гендерный фактор не занимает лидирующего положения в общем массиве русских пословиц и поговорок.

Помимо этого, в общем массиве рассмотренного нами материала ярко выражены два явления: андроцентричность, то есть отражение мужской перспективы и отражение женского мировидения.

.2 Семантические области

По принадлежности к семантическим областям можно выделить следующие группы:

Супружество. Внутри этой группы можно выделить ряд подгрупп: быт, хозяйственная деятельность, взаимозависимость мужа и жены, главенство мужа, насилия в семье, женитьба;

Девушка, невеста;

Материнство;

Качества женской личности (характер, ум, внешность, хозяйственность);

Социальные роли (мать, жена, отец, муж, невеста, теща и т.д.);

Гендерно окрашенные, но не относящиеся к взаимодействию полов;

«Экзистенциональные» противопоставления мужчин и женщин, то есть не связанные с социальными ролями, а относящиеся непосредственно к полу;

Интроспективная женская картина мира.

Во всех перечисленных группах, кроме последней и частично группы, относящейся к материнству, доминирует андроцентричный взгляд, то есть отражение мужской перспективы. Рассмотрим теперь названные группы.

. Андроцентричность (мужская картина мира)

Мужчина как адресант или адресат доминирует количественно: в пословицах и поговорках отражена преимущественно мужская картина мира и мужская власть в нем.

·Первую дочь по семье бери, вторую — по сестре.

·Жена не стекло (можно побить).

·Выбирай корову по рогам, а невесту по родам (по родителям).

·Жена мужу — петый кус. Жена — кабальный батрак.

·Величина мужского пространства — реальности значительно больше женского. Женщина выступает в качестве объекта.

·Бог бабу отнимет, так девку даст.

Выражается неполная принадлежность женщины к категории «человек»:

Кобыла не лошадь, баба не человек.

Курица не птица, баба не человек.

Кроме того, имеет место оппозиция « мужское — женское» с коннотациями «правильное — неправильное».

Муж пашет, жена пляшет.

Муж в двери ногою, а жена в окно, и с головою.

В этой связи мужчине приписывается ответственность за поведение женщины.

Мужик в оба глядит, а женка промеж глаз норовит.

В контексте количественно больших групп («Супружество») моральные предписания адресованы не только женщинам. Большое количество единиц подчеркивает ответственность мужа и важную роль жены в семье. Хотя женщина в нескольких пословицах представлена как не человек, в адрес мужчин есть тоже подобные высказывания.

Не женат — не человек.

Моральные предписания адресованы также не только женщинам, но и мужчинам. Обнаруживается свод правил для мужчины, в котором осуждается мужская безнравственность, сексуальная распущенность.

Жена по мужу честна.

У кого на уме молитва да пост, а у него бабий хвост.

Пословицы такого типа условно отнесены к андроцентричным, так как в них не определена мужская или женская перспектива. Такие пословицы не единичны и отражают общечеловеческую перспективу без различия пола:

На рать сена не накосишься, на смерть деток не нарожаешься.

Безусловно, отрицательный образ женщины присутствует в картине мира, рисуемой русской паремиологией. Но присутствуют в ней и женская, и общечеловеческая перспективы, что несколько уравновешивает андроцентричность. Супружество, семья рассматривается не как изолированная часть общества, а в тесном взаимодействии с остальными членами рода.

В семье и каша гуще.

Кабы куст был немил, соловей гнезда бы не вил.

Отсюда — широкая представленность родителей мужа и жены, бабушек и дедушек, кума и кумы, свахи.

Под добрую сваху комар носа не подточит.

В целом жизнь женщины представлена подробно и не ограничивается лишь деятельностью в домашнем хозяйстве. Большое количество паремий тематизирует внедомашние сферы деятельности женщины, в допустимых для того времени пределах: знахарство, акушерство, ворожба, о чем свидетельствует и второе значение слова «бабка» (повитуха, акушерка).

Отражена не только прямая зависимость жены от мужа, но и обратная. Особенно это касается пожилых супругов:

Старый муж ворчит — журчит, раздевать, разувать велит.

Чего жена не любит, того мужу не едать.

В целом старой женщине и вдове отведено важное место. Вдовство давало женщинам определенные преимущества, юридические права, если она имела детей. В языке это отразилось в виде сочетания матерная вдова.

На фоне общей картины можно подчеркнуть противопоставления полов вне связи с их социальными функциями жен, мужей и т.д. В этой группе доминирует андроцентризм.

Есть небольшая группа пословиц, отражающих семейное насилие, иногда она имеет форму рукоприкладства:

В стары годы бывало — мужья жен бивали; а ныне живет, что жена мужа бьет.

Я ее палкой, а она меня скалкой.

Женщина не рассматривается как слабое существо, физическая слабость женщины также не отражена в паремиях. Наоборот, женщины проявляют свою волю и решительность вопреки попыткам мужчин им этой воли не давать:

Я и баба, я и бык, я и лошадь, и мужик.

С ухватом баба хоть на медведя.

Важную роль играет возраст женщины: большое число пословиц и поговорок, представляющих молодую девушку, особенно в роли невесты. Эта группа паремий одна из самых многочисленных:

Невеста без места, жених без ума.

Девушка тогда родится, когда в невесты годится.

У невесты женихов сто один, а достанется один.

С вечера девка, с полуночи молодка, а по заре хозяюшка.

Таким образом, не отрицая наличия андроцентричности, все же следует заметить, что имеют место и противоположные тенденции.

Женская картина мира.

Наиболее четкая нейтрализующая тенденция — это наличие в русской паремиологии большого количества пословиц и поговорок, отражающих жизнь и взгляды женщины на мир, условия и возможности ее существования в семье и обществе. В женской картине мира можно выделить следующие семантические группы:

.Замужество;

.Родственные отношения;

.Любовь и привязанность;

.Типичная деятельность и самоощущение;

.Проявление своей воли;

.Область, отражающая стереотипное представление женщины как существа нерационального, нелепого, недальновидного и в общем неполноценного.

На женские прихоти (причуды) не напасешься.

И в мир, и в пир — одежда одна.

Что у старухи за деньги! Все копеечки.

В первых шести группах просматриваются соответствия общим представлениям о женской речи: отнесенность к эмоциональной сфере, частое употребление уменьшительных форм; доминирует фатальность, незащищенность. В количественном отношении подгруппа «Замужество» превосходит все остальные. Наблюдается преобладание в синтаксисе, входящих в эту группу, пословиц придаточных уступительных, выражающих готовность мириться с жизненными неурядицами во имя частичного благополучия:

Хоть бита, да сыта.

Засватана, что запродана.

Жених с места, другой на место.

Хоть за лыску, да близко

Общая картина замужества часто воспринимается как необходимость и приобретение хотя бы минимальной защищенности, отсутствующей у женщин вне брака:

Овдовеешь — поумнеешь.

Вдовицу Бог бережет, а люди не берегут.

Доминирует образ несвободы, связанности:

Страшно видится: стерпится — слюбится.

Невольное замужество не веселье.

Как наденут венец — всему конец.

Положительно коннотированных пословиц значительно меньше. В них подчеркивается защищенность женщины:

За мужа завалюсь, никого не боюсь.

У батюшки промеж пальчиков, у мужа в руках.

В этой подгруппе отмечен также ряд пословиц, имеющих тенденцию предупреждения или рекомендации:

Жениха смотрят глазами, а слушают ушами.

На хорошего глядеть хорошо, а с умным жить легко.

Старого любить — только дни губить.

В подгруппе «Любовь, привязанность» констатируется абсолютная необходимость наличия любимого человека:

С милым и рай в шалаше.

Тошно жить без милого, а с немилым еще тошней.

Замужество и эмоциональная привязанность не являются идентичными. Брак носил преимущественно экономический характер и мало соотносился со сферой человеческих эмоций и привязанностей:

Из крестьянства взять — от компании отстать.

Любить хоть не любила б, да почаще взглядывала.

В группе пословиц, относящихся к родственным отношениям, женщина выступает в нескольких социальных ролях: в роли матери, сестры, дочери, золовки, свекрови, тещи, бабки, кумы.

Всех злее злых злая жена.

Злая жена сведет мужа с ума.

Злая жена — та же змея.

Также допускается возможность существования добрых и злых жен:

Все девушки хороши — а отколь берутся злые жены?

Хороших не отдают, а плохую взять не хочется.

Добрая жена хозяйству научает, а злая от дому отлучает.

Также можно проследить:

. Слабый и нелогичный ум, инфантильность, но даже если и есть ум, то это явление нетипичное:

Волос долг, а ум короток.

Бабе хоть кол на голове тиши.

Грамотницу взять — станет праздники разбирать.

Умную взять — не даст слова сказать.

. Вздорный и непредсказуемый нрав:

Пока баба с печи летит, семьдесят дум передумает.

Женские умы — что татарские сумы (переметны).

.Опасность и коварство:

Лучше раздразнить собаку, нежели бабу.

Баба да бес — один у них вес.

. Болтливость:

Где баба, там рынок; где две там базар.

Три бабы — базар, а семь — ярмарка.

Бабу не переговоришь.

. Женщины и женская деятельность противопоставлены мужчинам и мужской деятельности как правильные и неправильныее:

Мужик тянет в одну сторону, баба в другую.

Стели бабе вдоль, она меряет поперек.

Мужичий ум говорит: надо, бабий ум говорит: хочу.

Присутствует также модель: мужчина совершает одно действие, а баба/женщина другое:

Муж в бедах, жена в гостях.

Муж — как бы хлеба нажить, а жена — как бы мужа избыть.

Иван в дудку играет, а Марья с голоду помирает.

Негативное отношение к женщине переносится и на предметы и инструменты женского труда:

Знай, баба, свое кривое веретено!

Семь топоров вместе лежат, а две прялки врознь.

.Внешность не существенна, но важна хозяйственность, подчеркивается вторичность красоты и первичность хозяйственных и нравственных качеств:

Красную жену не в стенку врезать.

Женщине красота — домостройство.

Добрая жена да жирные щи — другого добра не ищи.

Перейдем теперь к анализу концепта «мать/материнство» — символ положительного, она защищает и оберегает. Отношение к ней принципиально иное. Пословицы, содержащие слово «мать», изначально воспринимаются как положительно окрашенные, отражающие трудность материнства, ее ответственность за воспитание и становление новой личности:

Детушек воспитать — не курочек пересчитать.

Какова матка, таковы и детки.

Кому родить, тому и кормить.

Маленькие дети — руки болят, большие дети — сердце.

Носится как кошка с котятами.

Концепт матери связан с понятиями эмоционального тепла, внимания, заботы:

От солнышка тепло, от матери добро.

Нет лучшего дружка, чем родная матушка.

Нет, однако, противопоставления мать — мужчина, единицы противопоставления мать — отец:

Детки поспели — отца — мать до веку доспели.

Дитя худенько, а отцу — матери миленько.

Нет также ни одной пословицы, где у матери обнаруживаются стереотипные женские черты: сварливость, отсутствие интеллекта, болтливость.

К.Г. Юнг обращает внимание на то, что образ матери неизбежно проявляется в фольклоре: «С этим архетипом ассоциируются такие качества, как материнская забота и сочувствие; магическая власть женщины; мудрость и духовное возвышение, превосходящие пределы разума; любой полезный инстинкт или порыв; все, что отличается добротой, заботливостью или поддержкой и способствует росту и плодородию» (Юнг. 1996. с.218).

Последним из обнаруженных нами семантических групп пословиц относится к проявлению женщинами своей воли. Социально воспроизводимая зависимость и незащищенность женщины, исключение ее из всего многообразия социальных отношений предполагает в первую очередь лишение женщины воли и свободы. Семантика русского слова «воля» включает как понятие личной свободы, так и понятие неограниченности пространства. Замкнутость женского пространства подчеркнута в ряде пословиц:

Держи деньги в темноте, а девку в тесноте.

Тем не менее, целый ряд пословиц фиксирует наличие воли, самостоятельности женщин и своего взгляда на мир:

Утро вечера мудренее, жена мужа удалее.

Моя коса, хочу совью, хочу распущу.

.3 Выводы по главе 2

Обобщая рассмотрение материала, можно сделать следующие выводы:

.Андроцентричность в русской паремиологии имеет место. Наиболее четко она выражена в пословицах и поговорках, отражающих мужской взгляд на мир и в главенстве мужчины. Однако образ женщины на аксиологической шкале коннотирован отрицательно далеко не всегда. Отрицательные стереотипы в русской паремиологии предлагаются для концепта «баба/ жена», а не для концепта «мать». Четкое неприятие имеет место лишь в отношении процесса женского говорения. Он коннотирован практически только отрицательно.

.Наличие «женского голоса» и женского мировидения в картине мира, создаваемой русской паремиологией, неоспоримо. На наш взгляд, картина мира, отражаемая женским языковым «Я» передает не природные женщине области действительности, а показывает, в каких сферах общественной жизни и социальных институтах участие женщины допускалось и в какой степени. «Женский голос», в котором преобладают печаль, выбор из двух зол меньшее, страдание, но и эмоциональность, гуманность, лишь подчеркивает неудобства для женщин этой вынужденной замкнутости в узкой сфере социальных отношений. Вместе с тем имеет место решительность, проявление своей воли.

Мы рассмотрели проявление гендерных стереотипов лишь на материале русских пословиц и поговорок. В дальнейшем, на основании такого же анализа, мы постараемся проследить проявление гендерных стереотипов в немецкой фразеологии.

Заключение

Основной целью курсовой работы было установление и описание лингвосоциокультурного аспекта гендерных стереотипов, а также перечня идентификационных признаков мужского и женского образов, мужской и женской речи (на материале русского и в дальнейшем немецкого языков).

Для достижения поставленной цели нам потребовалось решить несколько задач. Мы рассмотрели основные понятия лингвистической гендерологии, выяснили основные ее направления, подробно разобрали гендерные стереотипы, используя паремиологические и фразеологические единицы языка.

На основании, рассмотренного нами, материала, мы выявили, что: 1.Межкультурная коммуникация — это коммуникация между людьми, у которых культурное восприятие различно. Межкультурная коммуникация как наука появилась совсем недавно. Причиной ее возникновения послужили взаимодействие различных культур и народов, межэтнические конфликты, возникающие от незнания обычаев, традиций и норм поведения этих культур и народов. Лингвистическая направленность межкультурной коммуникации привела к возникновению нескольких направлений ее развития, так или иначе связанных с языкознанием. Предметом изучения этих наук является изучение обрядов, поверий, стереотипов и т.д.

.Взаимодействие между людьми не строится на общепризнанных в соответствующей культуре образцах, не может протекать вне закономерностей социального восприятия. Одним из проявлений социальной перцепции и одновременно ее результатом являются стереотипы. Стереотипы — это упрощенные понимания (например, их поведении, чертах характера, внешности), событиях, фактах и отношениях между ними и т.д., служащие когнитивными образцами для категоризации мира и помогающие человеку адаптироваться в мире и обществе. Мы узнали, что стереотипы делятся на несколько групп, подробно рассмотрели гендерные стереотипы. Гендерные стереотипы — сформировавшиеся в культуре обобщенные представления (убеждения) о том, как действительно ведут себя мужчины и женщины.

.Гендер создается обществом как социальная модель женщин и мужчин, определяющих их положение и роль в поведении и его институтах (семье, политической структуре, экономике, культуре и образовании, и др.). гендерные системы различаются в разных обществах, однако в каждом обществе эти системы ассиметричны таким образом, что мужчины и все «мужское/маскулинное» (черты характера, модели поведения, профессии и прочее) считаются первичными, значимыми и доминирующими, а женщины и все «женское/ фемининное» определяется как вторичное, незначимое с социальной точки зрения и подчиненное.

Обобщая, рассмотренный нами практический материал, можно сделать следующие выводы:

.Андроцентричность в русской паремиологии имеет место. Наиболее четко она выражена в пословицах и поговорках, отражающих мужской взгляд на мир и в главенстве мужчины. Однако образ женщины на аксиологической шкале коннотирован отрицательно далеко не всегда. Отрицательные стереотипы в русской паремиологии предлагаются для концепта «баба/ жена», а не для концепта «мать». Четкое неприятие имеет место лишь в отношении процесса женского говорения. Он коннотирован практически только отрицательно.

Мы рассмотрели проявление гендерных стереотипов лишь на материале русских пословиц и поговорок. В дальнейшем, на основании такого же анализа, мы постараемся проследить проявление гендерных стереотипов в немецкой фразеологии.

Библиография

1. Бердяев Н.А. О назначении человека: Опыт парадоксальной этики // Бердяев Н.А. О назначении человека. М., 1993.

. Введение в теорию межкультурной коммуникации: Учебное пособие/ Л.И. Гришаева, Л.И. Цурикова. — 2-е изд., дополн. — Воронеж: Воронежский государственный университет, 2004. — 424с.

. Вежбицка А. Русские культурные скрипты и их отражение в языке //Русский язык в научном освещении. М.: Языки славянской культуры, 2002, № 4.

. Гендерный калейдоскоп / Ред. М.М. Малышева. — М.: Academia, 2001.

. Городникова М.Д. Гендерный фактор и распределение социальных ролей в современном обществе (на материале брачных объявлений) // Гендерный фактор в языке и коммуникации. Сб. науч. тр. МГЛУ. Вып. 446 М., 1999. С.39-40.

. Гришаева Л.И. Гендер и специальный язык // Гендер как интрига познания. — М.: Рудомино, 2002. — С.47-56.

. Грушевицкая Т.Г., Попков В.Д., Садохин А.П. Основы межкультурной коммуникации: Учебник для вузов (Под ред. А.П. Садохина. — М.:ЮНИТИ-ДАНА, 2002. — 352с.)

. Донец П.Н. К типологии стереотипов // Социальная власть языка. — Воронеж: ВГУ, 2001 — С.183-184.

. Кирилина А.В. Гендер: лингвистические аспекты. — М.: Издательство ин — та социологии РАН, 1999.

. Кирилина А.В. Гендер: лингвистические аспекты. М.: Институт социологии РАН, 1999. 189 с.

. Кирилина А.В. Гендерные аспекты массовой коммуникации // Гендер как интрига познания. — М.: Рудомино, 2000. — С.47 — 80.

.Кирилина А.В. Особенности и тенденции развития гендерных исследований в российской лингвистике // Гендер: язык, культура, коммуникация. М., 2001. С. 32-47.

.Кирилина А.В. Проблемы гендерного подхода в изучении межкультурной коммуникации // Гендер как интрига познания. — М.: 2002. — С. 20-27

.Левонтина И.Б., Шмелёв А.Д. Ключевые идеи русской языковой картины мира. М.: Языки славянской культуры, 2005, с. 470.

.Логинов А.А. Женщина и мужчина. Красноярск. 1989г. 245 с.

. Основы гендерных исследований: Хрестоматия. — М.: Центр гендерных исследованиц, 2001.

.Рябов О.В. Гендерные аспекты межкультурной коммуникации: социально — философский анализ // Гендер как интрига познания. — М.: Рудомино, 2002. — С. 37-46.

.Садохин А.П. Введение в межкультурную коммуникацию. А.П. Садохин — М. Высш. шк., 2005 — 310с.

.Халеева И.И. Гендер как интрига познания // Гендер как интрига познания. Сборник статей. М., 2000. С. 9-18.

Электронные ресурсы

Ресурсы удаленного доступа

. Азарова Е.А. Функционирование моральных гендерных стереотипов в современном коммуникационном пространстве. Этическое и эстетическое: 40 лет спустя. Материалы научной конференции. 26-27 сентября 2000г. Тезисы докладов и выступлений. СПб: Санкт — Питербургское философское общество, 2000г., С.9-12. Антропология. — Режим доступа: anthropology./ru/ru/text/azarova/ethics_02/html.

21.Ажгихина Н. Гендерные стереотипы в современных масс — медиа. — Режим доступа: www.a-z/women_cd1/html/azhgihina.htm.

.Словарь гендерных терминов.- Режим доступа: www.owl.ru./gender/042.htm

Словари и справочные издания

23.Ашукин Н.С., Ашукина М.Г. Крылатые слова: литературные цитаты; образные выражения — 4-е изд. доп. — М: Худ. лит., 1988г. — 528с.

. Даль В.И. Пословицы русского народа/ В.И.Даль — М: АСТ. Астрель, 2008 — 750с.

. Пословицы. Поговорки. Загадки/ сост., авт. предисл. и комент. А.Н. Мартынова, В.В. Митрофанова — М.: Современник, 1986 г — 582с.- (классическая библиотека современника).

. Яранцев Р.И. Словарь — справочник по русской фразеологии: ок: 800 фразеологизмов: — М: Русский язык, 1981 г — 304с.

Лингвистическая репрезентация константных / динамических гендерных стереотипов в русской и англоязычной лингвокультурах

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Агеев, В. С. Психологические и социальные функции полоролевых стереотипов [Текст] / В. С. Агеев // Вопросы психологии. — 1987. -№ 2. — 156 с.

2. Алефиренко, Н. Ф. Значение и смысл русских паремий в свете когнитивной прагматики [Текст] / Н. Ф. Алефиренко, Н. Н. Семененко // Известия Уральского государственного университета. — Екатеринбург, 2022.-№6(85).-С. 169-180.

3. Алимушкина, О. А. Отражение результатов стереотипизации в ассоциативном поле «здоровье» [Текст] / О. А. Алимушкина // Вестник Челябинского государственного университета. — Челябинск : Челябинский государственный университет, 2007. — № 1. — С. 5-10.

4. Алимушкина, О. А. Проявление механизма стереотипизации языкового сознания (на примере анализа ассоциативных полей) [Текст] / О. А. Алимушкина // Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах (сборник статей участников V Международной научной конференции 26-27 апреля 2022 года). — Челябинск : ООО «Энциклопедия», 2022. — С. 10-13.

5. Амзаракова, И. П. Проблема инвариантов культуры в социолингвистическом аспекте (в условиях мультикультурного региона) [Текст] / И. П. Амзаракова, В. А. Савченко // Вестник Иркутского государственного лингвистического университета. — Иркутск, 2022.- № 1 (9).-С. 6-13.

6. Апресян, Ю. Д. Идеи и методы современной структурной лингвистики [Текст] / Ю. Д. Апресян. — М. : Просвещение, 1966. — 305 с.

7. Аристотель. Политика [Текст] ; пер. С. А. Жебелева, М. Л. Гаспарова / Аристотель. — М. : ООО «Издательство ACT», 2002. — 393 с.

8. Арутюнова, А. Д. Язык и мир человека [Текст] / А. Д. Арутюнова. — М. : Языки русской культуры, 1999. — 896 с.

9. Барчунова, Т. В. «Эгоистичный тендер», или Воспроизводство тендерной асимметрии в тендерных исследованиях [Текст] / Т. В. Барчунова // Общественные науки и современность. — 2002. — № 5. — С. 180-192.

Ю.Батлер, Дж. Тендерное беспокойство [Текст] / Дж. Батлер // Антология тендерной теории : сб. пер. / Сост. Е. И. Гапова, А. Р. Усманова. -Минск : Пропилеи, 2000. — С. 305-306.

П.Белик, Е. В. Лингвокультурологические и тендерные особенности лексики и фразеологии современного английского языка : на материале лингвокультурологического поля «мужчина и женщина (в обществе и семье)» : дисс. кандидата филол. наук : 10.02.04 [Текст] / Е. В. Белик. -М., 2003.-255 с.

12.Бем, С. Л. Линзы тендера : Трансформация взглядов на проблему неравенства полов [Текст] / С. Л. Бем ; пер. с англ. — М., 2004. — 336 с.

13.Бендас, Т. В. Тендерная психология : учебное пособие [Текст] / Т. В. Бендас. — СПб. : Питер, 2008. — 431 с.

14.Бергер, П. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания [Текст] / пер. с англ. Е. Руткевич / П. Бергер, Т. Лукман. — М. : Медиум, 1995. — 323 с.

15.Берн, Ш. Тендерная психология [Текст] / Ш. Берн // Введение в тендерные исследования. Ч I и Ч II. — СПб. : Вест, 2001. — 261 с.

16.Боровская, Л. А. Теория стереотипов Липпмана и её последующая трансформация в социальной науке [Текст] / Л. А. Боровская // Вестник НАУ. Сер. Философия. Культурология. — 2005. -№ 1 (2).

17.Брандт, Г. А. Природа женщины как проблема (концепция феминизма) [Текст] / Г. А. Брандт // Общественные науки и современность. — 1998. — № 2. — С. 167-177.

18.Брутян, Г. А. Гипотеза Сепира-Уорфа. Лекция, прочитанная в Лондонском университете в 1967 г. [Текст] / Г. А. Брутян. — Ереван, 1968.

19.Васькова, О. А. Тендер как предмет лексикографического описания : на материале фразеологии : дисс. кандидата филол. наук : 10.02.19 [Текст] / О. А. Васькова. — М., 2006. — 177 с.

20.Вежбицкая, А. Понимание культур через посредство ключевых слов [Текст] / А. Вежбицкая. — М. : Языки славянской культуры, 2001. — 288 с.

21 .Верещагин, Е. М. Язык и культура [Текст] / Е. М. Верещагин, В. Г. Костомаров. — М., 1990. — 248 с.

22.Виноградова, М. В. О влиянии тендерного стереотипа на характер экспериментальных данных [Текст] / М. В. Виноградова // Теория языка и межкультурная коммуникация. Межвузовский сборник научных трудов / под ред. Т. Ю. Сазоновой — Курск : КГУ, 2008. — С. 11-16.

23.Власян, Г. Р. Значение стереотипов в понимании культур [Текст] / Г. Р. Власян // Языковая система и социокультурный контекст: сборник научных статей по материалам VII Международной научно-практической конференции «Языковая система и социокультурный контекст в аспекте когнитивной лингвистики». — Чебоксары : Чуваш, гос. пед. ун-т, 2022.-С. 170-174.

24.Волошина, К. С. Фразеологизм как средство концептуализации понятия «тендер» : дисс. кандидата филол. наук : 10.02.19 [Текст] / К. С. Волошина. — Нальчик, 2022. — 184 с.

25.Воробьёв, В. В. Лингвокультурология [Текст] / В. В. Воробьёв. — М. : Издательство РУДН, 1997. — 340 с.

26.Воронина, О. А. Тендер [Текст] / О. А. Воронина // Словарь тендерных терминов / под ред. А. А. Денисовой. — М. : Информация XXI век, 2002. -С. 6-9.

27.Воронина, О. А. Дуализм материи и духа : тендерный аспект [Текст] / О. А. Воронина // Вопросы философии. — 2007. — № 2. — С. 56-65.

28.Гачев, Г. Д. Национальные образы мира : Америка в сравнении с Россией и славянством [Текст] / Г. Д. Гачев. — М. : Раритет, 1997. — 680 с.

29.Гачев, Г. Д. Национальные образы мира : курс лекций [Текст] / Г. Д. Гачев. — М. : Academia, 1998. — 429 с.

30.Гачев, Г. Д. Национальный Эрос в культуре [Текст] / Г. Д. Гачев // Общественные науки и современность. — 1996. -№ 6. — С 134-140.

31.Гейвандов, Э. А. Женщина в пословицах и поговорках народов мира : красота, любовь, супружество [Текст] / Э. А. Гейвандов. — М. : Гелиоцентр, 1995. — 304 с.

32.Тендер как интрига познания (альманах) : тендерные исследования в лингвистике, литературоведении и теории коммуникации [Текст]. — М. : Рудомино, 2002. — 143 с.

33.Тендерная психология : хрестоматия [Текст] / сост. Е. Е. Ли. — Иркутск : Изд-во Ир кут. гос. ун-та, 2022. — 114 с.

34.Гендерология и феминология : учебно-методическое пособие для студентов по специальности «Социальная работа в системе здравоохранения» [Текст] / сост. В. И. Чумаков. — Волгоград : Изд-во ВолГМУ, 2022.

35.Глазунова, О. И. Логика метафорических преобразований [Текст] / О. И. Глазунова. — СПб : Филологический факультет СПбГУ, 2000.

36.Городникова, М. Д. Тендерный фактор и распределение социальных ролей в современном обществе [Текст] / М. Д. Городникова // Тендерный фактор в языке и коммуникации. — Иваново, 1999. — С. 2327.

37.Городникова, М. Д. Тендерный аспект обращений как фактор речевого регулирования [Текст] / М. Д. Городникова // Тендер как интрига познания : сб. статей. — М, 2000. — С. 81-92.

38.Горошко, Е. И. Тендерная проблематика в языкознании [Текст] / Е. И. Горошко // Введение в тендерные исследования : учеб. пособие /

под ред. И. Жеребкиной. — Ч. 1. — СПб. : Алетейя, 2001. — Ч. 1. — С. 508-542.

39.Горошко, Е. И. Особенности мужского и женского стиля письма [Текст] / Е. И. Горошко // Тендерный фактор в языке и коммуникации. — Иваново : Преображение, 1999. — С. 28-41.

40.Григорян, А. А. Тендерная маркированность имён существительных в современном английском языке [Текст] / А. А. Григорян // Доклады второй международной конференции «Тендер : язык, культура, коммуникация». Москва, 22-23 ноября 2001. — М. : Рудомино, 2002. -335 с.

41.Гришаева, Л. И. Введение в теорию межкультурной коммуникации [Текст] : учеб. пособие для студентов высш. учеб. заведений / Л. И. Гришаева, Л. В. Цурикова. — М. : Академия, 2006. — 336 с.

42.Грушевицкая, Т. Г. Основы межкультурной коммуникации [Текст] : учебник для вузов / Т. Г. Грушевицкая, В. Д. Попков, А. П. Садохин; под ред. А. П. Садохина. — М. : ЮНТТТИ-ДАНА, 2003. — 352 с.

43.Гурко, Т. А. Социология пола и тендерных отношений [Текст] / Т. А. Гурко // Социология в России / под ред. В. А. Ядова. 2-е изд., перераб. и допол. — М. : Институт социологии РАН, 1998. — С. 173-175.

44.Даль, В. И. Пословицы русского народа [Текст] / В. И. Даль. — М. : ИНН, 1994.-616 с.

45.Дашиева, С. Ц.-Д. Фразеологическая вербализация тендера лингвокультурологический аспект : дисс. кандидата филол. наук : 10.02.22 [Текст] / С. Ц.-Д. Дашиева. — Улан-Удэ, 2022. — 172 с.

46.Добровольский, Д. О. Национально-культурная специфика во фразеологии [Текст] / Д. О. Добровольский // Вопросы языкознания, 1997. — № 6.-С. 37-48.

47.Дорофей, Ю. О. Тендерные стереотипы в античности [Текст] / Ю. О. Дорофей // Учёные записки Таврического национального университета им. В. И. Вернадского. Серия «Философия. Культурология.

Политология. Социология». — Симферополь, 2009. — Том 22 (61). — № 2. -С. 105-112.

48.Ермакова, В. А. Концептуализация оппозиции «свой-чужой» в паремичеекой картине мира (на материале русского и английского языков) : дисс. канд. филол. наук : 10.02.20 [Текст] / В. А. Ермакова. -Караганда, 2022. — 156 с.

49.Ефремов, В. А. Динамика русской языковой картины мира : вербализация концептуального пространства «»мужчина» — «женщина»» : дисс. доктора филол. наук : 10.02.01 [Текст] / В. А. Ефремов. — СПб, 2022.-406 с.

50.Жуков, В. П. Русская фразеология [Текст] / В. П. Жуков. — М. : Высшая школа, 1986. — 310 с.

51.3акирова, Ю. А. Лингвокультурологические особенности тендерного аспекта в языковой картине мира паремий (на материале русского, английского, немецкого и итальянского языков) : автореф. дисс. кандидата филол. наук : 10.02.20 [Текст] / Ю. А. Закирова. — М., 2022. -22 с.

52.3алевская, А. А. Слово в лексиконе человека : психолингвистическое исследование [Текст] / А. А. Залевская. — Воронеж : Изд-во Воронеж, гос. ун-та, 1990. — 206 с.

53.Залевская, А. А. Языковое сознание : вопросы теории [Текст] / А. А. Залевская // Вопросы психолингвистики. — М. : Парадигма, 2003. — № 1. -С. 30-35.

54.3дравомыслова, Е. А. Исследования женщин и тендерные исследования на Западе и в России [Текст] / Е. А. Здравомыслова, А. А. Тёмкина // Общественные науки и современность, 1999. -№ 6. — С. 177-185.

55.Здравомыслова, Е. А. Социальная конструкция тендера и тендерная система в России [Текст] / Е. А. Здравомыслова, А. А. Тёмкина / ред. О. А. Воронина, 3. А. Хоткина, Л. Г. Лунякова // Материалы первой

летней школы по женским тендерным исследованиям. — М. : МЦГИ, 1997.- 190 с.

56.3дравомыслова, Е. А. Структурно-конструктивистский подход в тендерных исследованиях [Текст] / Е. А. Здравомыслова, А. А. Тёмкина // Социология тендерных отношений. — М. : РОССПЭН, 2004. — С. 1519.

57.Земская, Е. А. Особенности мужской и женской речи [Текст] / Е. А. Земская, М. В. Китайгородская, Н. Н. Розанова // Русский язык в его функционировании. -М. : Наука, 1993.-С. 90-136. 58.Зимняя, И. А. Лингвопсихология речевой деятельности [Текст] / И. А. Зимняя. — Воронеж : НПО МОДЭК, 2001. — 432 с.

59.Ильин, Е. П. Пол и тендер [Текст] / Е. П. Ильин — СПб. : Питер, 2022. -688 с.

60.Кавинкина, И. Н. Проявление тендера в речевом поведении носителей русского языка [Текст] / И. Н. Кавинкина. — Гродно : ГрГУ, 2007. — 153 с.

61.Каменева, A.B. Английская фразеология — гарант сохранности андроцентричности языка [Текст] / А. В. Каменева // Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах : сб. ст. участников IV междунар. науч. конф., 25-26 апр. 2008 г.). Том 3. — Челябинск : ООО «Издательство РЕКПОЛ», 2008. — С. 228-231.

62.Карасик, В. И. Иная ментальность [Текст] / В. И. Карасик, О. Г. Прохвачёва, Я. В. Зубкова, Э. В. Грабарова. — М. : Гнозис, 2005. — 352 с.

63.Караулов, Ю. Н. Русский язык и языковая личность [Текст] / Ю. Н. Караулов. — 1-е изд. — М. : «Наука», 1987. — 264 с.

64.Катасонов, В. В. Семейное воспитание в России и за рубежом : традиции и современность [Текст] / В. В. Катасонов, П. В. Поветьев. -М. : Национальный Институт Развития Современной Идеологии, 2009.

65.Кирилина, А. В. Тендер : Лингвистические аспекты [Текст] / А. В. Кирилина. — М. : Институт социологии РАН, 1999. — 189 с.

66.Кирилина, А. В. Тендер в межкультурной коммуникации [Текст] / А. В. Кирилина. — М., 2005. — 187 с.

67.Кирилина, А. В. Тендерные аспекты языка и коммуникации : дисс. доктора филол. наук : 10.02.19 [Текст] / А. В. Кирилина. — М., 2000. -369 с.

68.Кирилина, А. В. Тендерные стереотипы, речевое общение и «деловая» лексика [Текст] / А. В. Кирилина // Имидж женщины-лидера. -Иваново, 1998.-С. 65-85.

69.Кирилина А. В. Категория «gender» в языкознании [Текст] / А. В. Кирилина // Женщина в российском обществе. — 1997. — № 2. — С. 1520.

70.Кирилина, А. В. Некоторые итоги тендерных исследований в российской лингвистике [Текст] / А. В. Кирилина // Тендер : Язык, культура, коммуникация. — М. : МГЛУ, 2003. — С. 12-13.

71.Кирилина А. В. О применении понятия «гендер» в русскоязычном лингвистическом описании [Текст] / А. В. Кирилина // Филологические науки. — 2000. — № 3. — С. 18-27.

72.Кирилина, А. В. Развитие тендерных исследований в лингвистике [Текст] / А. В. Кирилина // Филологические науки. — 1998. — № 2. — С. 51-58.

73.Кирилина, А. В. Русская фразеология с точки зрения тендерной лингвистики [Текст] / A.B. Кирилина // Тендерные отношения в России : История, современное состояние, перспективы : Материалы Международной научной конференции. — Иваново : Издательский центр «Юнона», 1999. — С. 68-81.

74.Клёцина, И. С. Тендерная социализация [Текст] / И. С. Клёцина. — СПб : изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 1998.

75.Клёцина, И. С. Развитие тендерных исследований в психологии [Текст] / И. С. Клёцина // Общественные науки и современность. — 2002. — № 3. -С. 181-192.

76.Клёцина, И. С. Самореализация личности и тендерные стереотипы [Текст] / И. С. Клёцина // Психологические проблемы самореализации личности / Под ред. А. А. Реана, J1. А. Коростылёвой. — СПб. : СПбГУ, 1998.-Вып. 2.-С. 188-202.

77.Клизовский, А. И. Мужчина и женщина : о взаимоотношении начал [Текст] / А. И. Клизовский. — Минск : Университетское, 1996. — 108 с.

78.Клюканов, И. Э. Семиоперевод и маркированность межкультурного общения [Текст] / И. Э. Клюканов // Язык, сознание, коммуникация : Сб. статей / Ред. В. В. Красных, А. И. Изотов. — М. : Диалог-МГУ, 2000. -Вып. 11.-С. 30-39.

79.Колесов, В. С. Язык и ментальность [Текст] / В. С. Колесов. — СПб : Санкт-Петербургское Востоковедение, 2004. — 240 с.

80.Колшанский, Г. В. Объективная картина мира в познании и языке [Текст] / Г. В. Колшанский. — М. : Наука, 1990. — 414 с.

81 .Комиссарова, О. В. Фразеологический фонд русского языка : способы маркирования тендерных отношений [Текст] / О. В. Комиссарова // Язык и культура. — Изд-во Нац. исслед. Томского гос. ун-та, 2022. — № 2.-С. 22-27.

82.Кон, И. С. История и теория «мужских исследований» [Текст] / И. С. Кон // Тендерный калейдоскоп : курс лекций под. общ. ред. M. М. Малышевой. — М. : Академия, 2001.-С. 181-241.

83.Кон, И. С. Психология предрассудка (О социально-психологических корнях этнических предубеждений) [Текст] / И. С. Кон // Новый мир, 1961.-№ 10.-С. 187-205.

84.Корнилов, О. А. Языковые картины мира как производные национальных менталитетов [Текст] / О. А. Корнилов. — 2-е изд., испр. и доп. — М. : ЧеРО, 2003. — 349 с.

85.Костикова, И. В. Введение в тендерные исследования : учеб. пособие для студентов вузов [Текст] / И. В. Костикова и др. : под общ. ред. И. В. Костиковой. — М. : Аспект Пресс, 2005. — 235 с.

86.Латина, С. В. Концепты «маскулинность» и «фемининность» в американской культуре и их исследование в англо-американской науке [Текст] / С. В. Латина // Учёные записки Комсомольского-на-Амуре государственного технического университета. — Комсомольск-на-Амуре, 2022. — № 1-2 (5). — С. 85-90.

87.Лахузен, Т. Новый человек, новая женщина и положительный герой, или К семиотике пола в литературе социалистического реализма [Текст] / Лахузен Т. // Вопросы литературы. — М., 1992. — № 1. — С. 184205.

88.Леонтьев, А. Н. Деятельность. Сознание. Личность [Текст] / А. Н. Леонтьев. — М. : Политиздат, 1975. — 304 с.

89.Липпман, У. Общественное мнение [Текст] / пер. с англ. Т. В. Барчунова, под ред. К. А. Левинсон, К. В. Петренко / У. Липпман. — М. : Институт Фонда «Общественное мнение», 2004. — 384 с.

90.Логинов А. А. Женщина и мужчина [Текст] / А. А. Логинов -Красноярск, 1989. — 256 с.

91.Лосев, А. Ф. Диалектика мифа [Текст] / А. Ф. Лосев. — М. : Издательство «Правда», 1990. — 145 с.

92.Лосев, А. Ф. Античная литература : учебник для высших школ [Текст] / А. Ф. Лосев, А. А. Тахо-Годи и др. / под ред. А. А. Тахо-Годи. — 5-е изд., дораб. — М. : ЧеРо, 1997. — 543 с.

93.Маковский, М. М. Историко-этимологический словарь современного английского языка (Слово в зеркале человеческой культуры) [Текст] / М. М. Маковский. -М. : Издательский дом «Диалог», 2000. — 416 с.

94.Маковский, М. М. Язык-миф-культура : Символы жизни и жизнь символов [Текст] / М. М. Маковский. — М. : Институт русского языка им. В. В. Виноградова РАН, 1996. — 329 с.

95.Малишевская, Д. Ч. Базовые концепты культуры в свете тендерного подхода : на примере оппозиции мужчина/женщина [Текст] / Д. Ч. Малишевская // Фразеология в контексте культуры. — М. : Институт языкознания РАН, 1999.-С. 180-184.

96.Манзуллина, 3. А. Языковая категоризация тендерных стереотипов : сопоставительный аспект (на материале русского и французского языков) : дисс. канд. филол. наук : 10.02.20 [Текст] / 3. А. Манзуллина. -Уфа, 2005,- 176 с.

97.Маслова, В. А. Лингвокультурология [Текст] / В. А. Маслова. — М. : Академия, 2004. — 208 с.

98.Маслова, В. А. Современные направления в лингвистике [Текст] / В. А. Маслова. — М. : Издат. центр «Академия», 2008. — 272 с.

99.Матвеева, Т. В. Учебный словарь : русский язык, культура речи, стилистика, риторика [Текст] / Т. В. Матвеева. — М. : Флинта, Наука, 2003.-432 с.

100. Мокиенко, В. М. В глубь поговорки : Рассказы о происхождении крылатых слов и образных выражений [Текст] / В. М. Мокиенко. -СПб., 2007.-256 с.

101. Налчаджян, А. А. Этнопсихология [Текст] / А. А. Налчаджян. -СПб : Питер, 2004. — 380 с.

102. Нейл, С. Социология [Текст] / С. Нейл ; пер. с англ. / под ред. А. В. Ядова. — М. : Феникс, 1994. — 688 с.

103. Нефёдова, Л. А. Тендерная идентичность языковой личности [Текст] / Л. А. Нефёдова, И. С. Денисова // Лингвистические аспекты исследования идентичности личности в изменяющемся мире : коллективная монография / под ред. Е. Н. Азначеевой. — Челябинск : Энциклопедия, 2022. — 232 с.

104. Нефёдова, Л. А. К созданию словаря языковой личности : формирование языковой личности. Политика средствами тендерных стратегий [Текст] / Л. А. Нефёдова, И. С. Полякова // Проблемы

истории, философии, культуры. — Изд-во Магнитогорского гос. ун-та, 2009.-№24.-С. 428-432.

105. Петрова, Р. Г. Гендерология и феминология : учеб. пособие для вузов. 3-е изд. [Текст] / Р. Г. Петрова. — М. : Дашков и К, 2007. — 232 с.

106. Платон. Политика. Наука об управлении государством [Текст] / Платон, Аристотель. — М. : ЭКСМО ; СПб : Terra Fantastica, 2003.

107. Пословица, поговорка и паремия как термины филологии [Текст] // Мысли о русских паремиях : Сб. материалов. — М., 1999.

108. Потапов, В. В. Современное состояние тендерных исследований в англоязычных странах [Текст] / В. В. Потапов // Тендер как интрига познания. Тендерные исследования в лингвистике, литературоведении и теории коммуникации. — М. : Рудомино, 2002. — С. 87-110.

109. Прохоров, Ю. Е. Национальные социокультурные стереотипы речевого общения и их роль в обучении русскому языку иностранцев [Текст] / Ю. Е. Прохоров. — М., 1996. — 224 с.

110. Пушкарёва, Н. JI. Тендерная лингвистика и исторические науки [Текст] / Н. J1. Пушкарёва // Тендерные исследования. — Харьков : ХЦГИ, 1996. — № 3. — С. 166-186.

111. Пушкарёва, Н. JI. Тендерные исследования : рождение, становление, методы и перспективы [Текст] / Н. J1. Пушкарёва // Вопросы истории. — 1998. -№ 6. — С. 76-78.

112. Пылайкина, В. П. Категория Тендера в английском языке в сопоставлении с русским : автореферат дисс. канд. филол. наук : 10.02.20 [Текст] / В. П. Пылайкина. — Екатеринбург, 2004.

113. Рябова, Т. Б. Тендерные стереотипы и тендерная стереотипизация : к постановке проблемы [Текст] / Т. Б. Рябова // Женщина в Российском обществе. — 2001. — № 3-4. — С. 14-22.

114. Рябова, Т. Б. Тендерные стереотипы и стереотипизация : методологические подходы [Текст] / Т. Б. Рябова // Тендерные стереотипы в социокультурных процессах средних городов России

(региональные аспекты) : материалы круглого стола. — М., 2001, — С. 45.

115. Рябова, Т. Б. Стереотипы и стереотипизация как проблема тендерных исследований [Текст] / Т. Б. Рябова // Личность. Культура. Общество.-2003.-Т. V.-Вып. 1-2 (15-16). — С. 120-139.

116. Садохин, А. П. Межкультурная коммуникация [Текст] : учебное пособие / А. П. Садохин. — М. : Альфа-М : ИНФРА-М, 2006. — 287 с.

117. Салеева, Д. А. Этнические, возрастные и тендерные концепты в русских, английских и татарских паремиях : дисс. кандидата филол. наук : 10.02.20 [Текст] / Д. А. Салеева. — М., 2004. — 226 с.

118. Солодуб, Ю. П. К проблеме разграничения пословиц и поговорок в языках различных типов [Текст] / К). П. Солодуб // ФН. — 1994. — № 3. -С. 55-69.

119. Сорокин, Ю. А. Национально-культурная специфика художественного текста [Текст] / Ю. А. Сорокин, И. Ю. Марковина. -М. : Наука, 1989.-87 с.

120. Тарасов, Е. Ф. К построению теории межкультурного общения [Текст] / Е. Ф. Тарасов // Языковое сознание : формирование и функционирование. — М. : ИЯ РАН, 1998. — С. 30-34.

121. Текст как явление культуры [Текст]. — Новосибирск : Наука, сибирское отделение, 1989. — 194 с.

122. Телия, В. Н. Русская фразеология. Семантические, прагматические и лингвокультурологические аспекты [Текст] / В. Н. Телия. — М. : Языки русской культуры, 1996. — 288 с.

123. Теория и методология тендерных исследований. Курс лекций [Текст] / под общей ред. О. А. Ворониной. — М. : МЦГИ — МВСИСЭН -МФФ, 2001.-416 с.

124. Тер-Минасова, С. Г. Язык и межкультурная коммуникация [Текст] / С. Г. Тер-Минасова. — М. : Слово, 2000. — 264 с.

125. Тукачева Ю. С. Историко-философская интерпретация тендера

[Текст] / Ю. С. Тукачева // Общество : философия, история, культура. -Сургут : Издательский дом «ХОРС». — 2022. — № 1-2. — С. 70-77.

126. Ушакова, Т. Н. Языковое сознание и принципы его исследования [Текст] / Т. Н. Ушакова // Языковое сознание и текст : теоретические и прикладные аспекты (сборник научных статей) / под ред. Н. В. Уфимцевой. — М., 2003. — 136 с.

127. Уэст, К. Создание тендера [Текст] / К. Уэст, Д. Зиммерман // Тендерные тетради. — СПб. : Филиал института социологии РАН, 1997. -Вып. 1.-С. 94-124.

128. Фомин, А. Г. Психолингвистическая концепция моделирования тендерной языковой личности. — Кемерово : Кузбассвузиздат, 2003. -236 с.

129. Фрумкина, Р. М. Психолингвистика : Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений [Текст] / Р. М. Фрумкина. — М. : Издательский центр «Академия», 2003. — 320 с.

130. Халеева, И. И. Тендер в теории и практике обучения межъязыковой коммуникации [Текст] / И. И. Халеева // Тендер : язык, культура, коммуникация : Доклады Первой Международной конференции. — М. : Высш. школа, 2001. — С. 7-11.

131. Халеева, И. И. Тендер как интрига познания [Текст] / И. И. Халеева // Тендерный фактор в языке и коммуникации. — М. : Рудомино, 1999.-С. 7-14.

132. Хоткина, 3. А. Тендерная ассиметрия в сфере занятости [Текст] / 3. А. Хоткина // Материалы Первой Российской летней школы по женским и тендерным исследованиям «Валдай-96». — М. : МЦГИ, 1997.-С. 234-235.

133. Хоткина, 3. А. Тендерным исследованиям в России десять лет [Текст] / 3. А. Хоткина // Общественные науки и современность. -2000.-№4.-С. 21-26.

134. Хрестоматия феминистских текстов. Переводы [Текст] / под ред.

Е. Здравомысловой, А. Тёмкиной. — СПб : «Дмитрий Буланин», 2000. -304 с.

135. Человеческий фактор в языке : коммуникация, модальность, дейксис [Текст]. — М. : Наука, 1992. — 281 с.

136. Чернощёкова, О. В. Лингвокультурный аспект пословиц [Текст] / О. В. Чернощёкова // Язык и культура. — Изд-во Нац. исслед. Томского гос. ун-та, 2009. — № 1. — С. 80-85.

137. Шагиахметова, Л. И. Функции паремиологических единиц [Текст] / Л. И. Шагиахметова // Вестник Челябинского государственного университета. — 2009. — № 10 (148). Филология Искусствоведение. — Вып. 30. — С. 156-158.

138. Шестопалова, О. Н. Типология социальных стереотипов [Текст] / О. Н. Шестопалова // Известия Уральского государственного университета. -2007. -№ 51. — С. 106-110.

139. Шумкова, М. А. Методологические подходы к исследованию тендерных стереотипов [Текст] / М. А. Шумкова // Вестник Удмуртского Университета (философия, психология, педагогика). -2009.-Вып. 1.-С. 107-116.

140. Щепанская, Т. Б. Женщина, группа, символ (на материалах молодёжной субкультуры) [Текст] / Т. Б. Щепанская // Этнические стереотипы мужского и женского поведения. — СПб. : Наука, 1991. — С. 17-20.

141. Этнокультурная специфика языкового сознания : сборник статей [Текст] / отв. ред. Н. В. Уфимцева. — М., 1996. — 227 с.

142. Яшина, М. Г. Приёмы и методы исследования культурно-маркированной лексики [Текст] / М. Г. Яшина // Rivista Telemática del Dipartimento di Lingüistica dell’Universitá di Pisa / Studi Linguistici e Filologici Online, 2009. — Vol. 7. — Pagg. 45-76.

143. Allport, G. The Nature of Prejudice [Text] / G. Allport. — Garden City : Doubleday Anchor, 1958.

144. Arora, S. L. The Perception of Proverbiality [Text] / S. L. Arora // Wise Words. Essays on the Proverb / Ed. By W. Mieder. — New York, 1994. -P. 3-29.

145. Battistella, E. L. Markedness : The Evaluative Superstructure of Language [Text] / E. L. Battistella. — State University of New York, 1990. -265 p.

146. Broverman, I. Sex Role Stereotype : A Current Appraisal [Text] / I. Broverman, S. R.Vogel, D. M. Broverman, F. E. Clarkson, P. S. Rosenkrantz // Journal of Social Issues. — 1972. — Vol. 28. — No. 2. — P. 5978.

147. Bussey, K. Social cognitive theory of gender development and differentiation [Text] / K. Bussey, A. Bandura // Psychological Review. -1999. -№ 106.-P. 680-681.

148. Cameron, D. Feminism and Linguistic Theory? [Text] / D. Cameron. — New York : St. Martin’s Press, 1992. — 247 p.

149. Coates, J. Language, Gender and Career [Text] / J. Coates // Language and Gender Interdisciplinary Perspectives. — London : Oxford, 1995. — P. 13-30.

150. Coates, J. Women Talk : Conversation between Women Friends [Text] / J. Coates. — Oxford : Cambridge (Mass.), 1996. — P. 10-15.

151. Deaux, K. Structure of Gender Stereotypes : Interrelationships among Components and Gender Label [Text] / K. Deaux, L. L. Lewis // Journal of Personality and Social Psychology, 1984. -№ 46. — P. 991-1004.

152. Eagley, A. Gender and Leadership Style : A Meta-analysis [Text] / A. Eagley, B. Johnson // Psychological Bulletin, 1990. — № 108. — P. 233-256.

153. Goffman, E. The Arrangement Between Sexes [Text] / E. Goffman // Theory and Society. — 1977.-№ 4. — P. 301-331.

154. Hall, E. T. Understanding Cultural Differences [Text] / Edward T. Hall, Mildred Reed Hall. Intercultural Press, 1990. — 196 p.

155. Hofstede, G. Culture’s Consequences : International Differences in Work-Related Values [Text] / G. Hofstede. — Beverly Hills CA : Sage Publications, 1980.

156. Holmes, J. Women’s Talk : The Question of Sociolinguistic Universals [Text] / J. Holmes // Language and Gender. — Oxford : Oxford University Press, 1998. — P. 461-483.

157. Huici, C. The Individual and Social Functions of Sex Role Stereotypes [Text] / C. Huici // In H. Tajfel (Ed.). The social dimension: European developments in social psychology, Vol. 2. — Cambridge : Cambridge University Press, 1984.

158. Jandt, F. E. An Introduction to Intercultural Communication : Identities in a Global Community [Text] / Fred E. Jandt. — 5th ed. — Sage Publications, 2007. — 444 p.

159. Jespersen, O. The Woman [Text] / O. Jespersen // The Feminist Critique of Language. — Ed. by D. Cameron. — London. — 1998. — P. 225241.

160. Lakoff, R. Language and Woman’s Place [Text] / R. Lakoff // Language in Society, Vol. 2. — № 1 (Apr. 1973). — Cambridge : Cambridge University Press. — P. 45-80.

161. Lorber, J. Night to this Day : The Social Construction of Gender [Text] / J. Lorber // from Paradoxes of Gender by J. Lorber. — Yale University Press, 1994.

162. Mieder, W. Proverbs are never out of Fashion. Popular Wisdom in the Modern Age [Text] / W. Mieder. — New York, Oxford, 1993. — 265 p.

163. Obelkevich, J. Proverbs and Social History [Text] / J. Obelkevich // Wise Words. Essays on the Proverb / Ed. By W. Mieder. — New York, 1994. -P. 211-252.

164. Pouwels, A. Women Changing Language [Text] / A. Pouwels. -London : Longman, 1998. — 223 p.

165. Pratto, F. The Gender Gap in Occupational Role Attainment : A Social Dominance Approach [Text] / F. Pratto, L. Stallworth, J. Sidanius, B. Siers // Journal of Personality and Social Psychology, 1997. — № 72. — P. 3753.

166. Rogers, Т. B. Psychological Approaches to Proverbs. A Treatise on the Import of Context [Text] / Т. B. Rogers // Wise Words. Essays on the Proverb/Ed. By W. Mieder. — New York, 1994.-P. 159-181.

167. Tajfel, H. Experiments in Intergroup Discrimination [Text] / H. Tajfel // Scientific American, 1970. -№ 223. — P. 96-102.

168. Tajfel, H. The Social Identity Theory of Intergroup Behavior [Text] / H. Tajfel, J. C. Turner // S. Worchel & W. Austin. Psychology of Intergroup Relations. Chicago : Nelson-Hall, 1986, -P.7.

169. Tannen, D. You Just Don’t Understand : Women and Men in Conversation [Text] / D. Tannen. — New York : Ballantine Books, 1990. -330p.

170. West, C. Doing Gender [Text] / C. West, D. H. Zimmerman // Gender & Society. 1987. Vol. 1. — № 2. — P. 125.

171. Zemore, S. E. Gender Stereotypes and the Dynamics of Social Interaction [Text] / S. E. Zemore, S. T. Fiske, H. J. Kim // The Developmental Social Psychology of Gender / ed. by T. Eckes, Mahwah : Lawrence Erlbaum Associated, 2000.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ СЛОВАРЕЙ И ЭНЦИКЛОПЕДИЙ

1. Адамия, Н. Л. Русско-англо-немецкий словарь пословиц, поговорок, крылатых слов и библейских изречений [Текст] / Н. Л. Адамия. — М. : Флинта/Наука, 2005. — 344 с.

2. Английские пословицы и поговорки и их русские соответствия [Текст] / сост. В. Модестов. — М. : Художественная литература, 2000. — 416 с.

3. Большой энциклопедический словарь [Текст] / гл. ред. А. М. Прохоров.

— 2-е изд., перераб. и доп. — М. : Большая Российская энциклопедия, СПб. : Норинт, 2000. — 1456 с. : ил.

4. Большой Энциклопедический Словарь «Языкознание» [Текст] / гл. ред. В. Н. Ярцева — 2-е изд. — М. : Большая Российская Энциклопедия, 1998. -685 с.

5. Даль, В. И. Пословицы русского народа [Текст] / В. И. Даль. — М. : ННН, 1994.-616 с.

6. Даль, В. И. Толковый словарь живого великорусского языка : в 4 т. [Текст]/В. И. Даль.-СПб, 1863-1866.

7. Дубровин, М. И. Английские и русские пословицы и поговорки в иллюстрациях [Текст] / М. И. Дубровин. — 2-е изд. — М. : Просвещение, 1995.-349 с.

8. Жуков, В. П. Словарь русских пословиц и поговорок [Текст] / В. П. Жуков. — 7-е изд., стереотип. — М. : Русский язык, 2000. — 544 с.

9. Иллюстрированный энциклопедический словарь [Текст] / ред. кол. : В. И. Бородулин, А. П. Горкин, А. А. Гусев, Н. М. Ланда и др. — М. : Большая Российская энциклопедия, 1995. — 894 с. : ил.

1 О.Комаров, А. С. Английские пословицы, поговорки и крылатые выражения: учебное пособие [Текст] / А. С. Комаров. — М. : ТК Велби, Изд-во Проспект, 2005. — 80 с.

11.Комаров, A.C. The Concentrated Wisdom of the Race. Пословицы английского языка и их русские аналоги : учеб. пособие / А. С. Комаров. — М. : Флинта : Наука, 2008. — 112 с.

12.Котова, М. Ю. Русско-славянский словарь пословиц с английскими соответствиями [Текст] / М. Ю. Котова // под ред. П. А. Дмитриева. -СПб : Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2000. — 360 с.

13.Краткий психологический словарь [Текст] / под общей ред. A.B. Петровского и М. Г. Ярошевского / ред.-составитель Л. А. Карпенко. -2-е изд., расшир., испр. и доп. — Ростов-на-Дону : ФЕНИКС, 1998. — 512 с.

14.Кузьмин, С. С. Русско-английский словарь пословиц и поговорок : 500 единиц [Текст] / С. С. Кузьмин, Н. JL Шадрин. — СПб : МИК/Лань, 1996.-352 с.

15.Кунин, А. В. Русско-английский фразеологический словарь [Текст] / А. В. Кунин. — 4-е изд., перераб. и доп. (около 20 ООО фразеологических единиц). — М. : Русский язык, 1984. — 942 с.

16.Лингвистический Энциклопедический Словарь [Текст] / гл. ред. В. Н. Ярцева. — 2-е изд., доп. — М. : Большая Российская Энциклопедия, 2002. — 709 с.

17.Маргулис, А. Русско-английский словарь пословиц и поговорок [Текст] / А. Маргулис, А. Холодная. — Jefferson, North Carolina, London : McFarland & Company Publishers, 2000. — 487 c.

18.Райдаут, P. Толковый словарь английских пословиц [Текст] / Р. Райдаут, К. Уиттинг. — СПб : Лань, 1997. — 256 с.

19.Российский энциклопедический словарь : в 2 кн. [Текст] / гл. ред. А. М. Прохоров. — М. : Большая Российская энциклопедия, 2001. — 2022 с. : ил.

20.Русский ассоциативный словарь. В 2 т. Т. II. От реакции к стимулу [Текст] / Ю. Н. Караулов, Г. А. Черкасова, Н. В. Уфимцева, Ю. А. Сорокин, Е. Ф. Тарасов. — М. : ACT. Астрель, 2002. — 992 с.

21 .Словарь английских пословиц и фразеологических выражений [Текст] / сост. А. А. Хазан. — Смоленск : Русич, 2001. — 560 с.

22.Словарь употребительных английских пословиц : 326 статей [Текст] / авторы: М. В. Буковская, С. И. Вяльцева, 3. И. Дубянская, Л. П. Зайцева, Я. Г. Биренбаум. — 3 изд., стереотип. — М. : Русский язык, 1990.-240 с.

23.Толковый словарь русского языка : в 4 т. [Текст] / под ред. Д. Н. Ушакова. — М. : Астрель, ACT, 2000.

24.Фелицына, В. П. Русские пословицы, поговорки и крылатые выражения : Лингвострановедческий словарь [Текст] / В. П. Фелицына, Ю. Е.

Прохоров // Ин-т рус. яз. им. А. С. Пушкина; под ред. Е. М. Верещагина, В. Г. Костомарова. — 2-е изд., испр. и доп. — М. : Русский язык, 1988.-272 с.

25.Шанский, Н. М. Краткий этимологический словарь русского языка [Текст] / Н. М. Шанский, В. В. Иванов, Т. В. Шанская / под ред. С. Г. Бархударова. — М. : Государственное учебно-педагогическое издательство министерства просвещения РСФСР, 1961. — 400 с.

26.Fergusson, R. сотр., The Facts on File Dictionary of Proverbs [Text] / R. Ferguson. — New York : Facts on File Publications, 1983. — 159 p.

27.Kerschen, L. American proverbs about women: a reference guide [Text] / L. Kerschen. — Westport: Greenwood Press, 1998. — 201 p.

28.Kramer, C. «Folk Linguistics : Wishy-Washy Mommy Talk» [Text] / C. Kramer // Exploring Language, 3rd ed., ed. Gary Goshgarian. — Boston : Little, Brown and Company, 1983. — 253 p.

29.Kuskovskaya, S. English proverbs and sayings [Text] / S. Kuskovskaya. -Minsk : Vysheishaya Shkola Publishers, 1987. — 253 c.

30.Thiselton-Dyer, T. F, Folklore of Women [Text] / T. F. Thiselton-Dyer. -Chicago : A. C. McClurg, 1906. — 170 p.

Оцените статью