Стереотипы английских предложений

Стереотипы английских предложений Английский

1. Традиционно выделяется четыре коммуникативных типа предложений:

б)      вопрос (общий и специальный);

в)       команда (просьба);

2. Утверждение произносится как правило с НТ (высокой и низкой разновидности):

Стереотипы английских предложений

3. Общие и специальные вопросы могут произноситься как с НТ, так и с ВТ в зависимости от отношения говорящего к высказываемому:

Стереотипы английских предложений

4. Команды (просьбы) также произносятся с одной из двух разновидностей НТ или ВТ в зависимости от отношения говорящего:

Стереотипы английских предложений

5. Восклицания (междометия) также произносятся, как правило, с НТ. Следует помнить о значительном расширении диапазона голоса, так как восклицания являются эмоционально насыщенными высказываниями:

Правила деления (членения) распространенных сложных высказываний и правила образования смысловых групп

1. Нераспространенные звучащие высказывания совпадают с одной смысловой группой:

Usually he receives many letters and telegrams.

I’ll be in on Monday and Thursday.

Однако потребность большей смысловой выразительности может обусловливать отделение обстоятельства времени:

2.      Сложные высказывания делятся на смысловые группы согласно их синтаксической структуре:

3.      В отдельную смысловую группу выделяются:

а)      наречия «yes» и «nо»;

б)      однородные члены предложения: подлежащие, сказуемые, дополнения, обстоятельства места и времени:

в)      обращения, модальные слова, выражения, стоящие в начале фразы:

Ритм английской речи

6.13.1. Понятие ритма речи, ритмической единицы и ритмической группы

Под ритмом речи понимается упорядоченность ее звукового, словесного и синтаксического состава, определенная смысловой нагрузкой.

Фонетика рассматривает ритм речи как равномерное чередование ударных и безударных слогов. Для ритма английской речи характерно равномерное следование ударных слогов. Поэтому скорость произнесения безударных слогов между двумя ударными зависит от количества безударных слогов: чем больше безударных слогов, тем быстрее они будут произноситься.

Если в русском языке ритмической единицей является слово, то в английском языке таковой является группа слогов, состоящая из одного ударного слога и примыкающих к нему безударных. Именно ритмическая единица, произносимая через равные промежутки времени, и определяет ритм английской речи.

Смысловые группы на письме соответствуют ритмическим группам в разговорной речи, которые отделяются друг от друга паузами.

Под ритмической группой понимают совокупность ударных и безударных слогов или ритмических единиц между двумя паузами. После ритмической группы, произносимой с восходящим тоном, выдерживается более длительная пауза, чем после ритмической группы, произносимой с нисходящим тоном.

6.13.2. Слитное чтение групп слов и предложений

Поскольку в английской разговорной речи многие служебные слова безударны, то время, отведенное на их произнесение между двумя ударными слогами, может быть достаточно малым (что диктуется ритмом речи). Поэтому существует определенный фонетический прием, позволяющий выдерживать этот чисто английский ритм речи. Он называется слитным чтением.

Этот прием заключается в слитном (без паузы) произнесении безударных слогов с последующим, как правило, ударным слогом в пределах одной ритмической (смысловой) группы.

Таким образом, пауза (и вдох) в английской разговорной речи делается только между ритмическими группами, а внутри них все слоги произносятся «на одном дыхании».

Слитно читаются следующие сочетания слов, входящие в общие смысловые группы:

Стереотипы английских предложений

10) конечная «немая» буква r (или сочетание re) читается слитно с гласной, если с нее начинается следующее слово.

В английском языке слитно читаются не только указан­ные группы слов, но и целые предложения, составляющие одну смысловую группу и поэтому не содержащие пауз:

10) конечная «немая» буква r (или сочетание re) читается слитно с гласной, если с нее начинается следующее слово.

В английском языке слитно читаются не только указанные группы слов, но и целые предложения, составляющие одну смысловую группу и поэтому не содержащие пауз:

10) конечная «немая» буква г (или сочетание rе) читается слитно с гласной, если с нее начинается следующее слово.

В английском языке слитно читаются не только указанные группы слов, но и целые предложения, составляющие одну смысловую группу и поэтому не содержащие пауз:

Стереотипы английских предложений

Однако выполнение правил слитного чтения не должно приводить к искажению смысла произносимой фразы. Иногда при неаккуратном слитном чтении возможен переход согласных звуков из предыдущего слога в последующий, что может повлечь за собой двусмысленное толкование.

6.13.3. Ритм речи и ударение

В целях сохранения ритмического строя речи очень часто наблюдается усиление или ослабление словесного или фразового ударения. Это происходит в следующих случаях.

1.       Если рядом оказываются два или более неударных слова, то некоторые из них могут произноситься с ударением:

‘As you say.                 но       As ‘Bob says.

Как хотите.                              Как хочет Боб.

2.       Если рядом оказываются два или более ударных слов, то некоторые из них могут терять ударение:

‘Send him away!         но         Send ‘Bob away!

Отошлите его!                        Отошлите Боба!

‘Was he there?         но        Was ‘everybody there?

Он был там?                                Все были там?

3.       В предложениях с числительными, имеющими два ударения

— первое ударение исчезает, когда числительному предшествует ударное слово:

‘Lesson nine ֻteen.

— второе ударение исчезает, когда ударное слово следует за числительным:

The ‘nineteenth ֻ lesson.

4. В словах, где есть два главных ударения, одно из них может быть ослаблено частично или полностью, если того требует фразовое ударение. Это происходит в том случае, если необходимо противопоставить одно слово другому (эмфатическое предложение):

Стереотипы английских предложений

В этой фразе наречия upstairs и downstairs имеют ударения лишь на первом слоге.

5. Полная редукция одного из ударений происходит и тогда, когда этого требует рифма в стихотворном произведении.

Рифма — это созвучие концов стихотворных строк, которое представляет собой ритмический повтор, основанный на звуковом подобии ударных слогов в рифмуемых словах.

Предложение,подобно слову рассматривается как языковой знак, однако знаковая природа предложения признается отличной от знаковой приро­ды слова. Разница между этими двумя основными типами языко­вых знаков заключается в том, что денотатом слова является предмет внеязыковой действительности, а денотатом предложения — внеязыковая ситуация.

В логике отмечается, что присущий вещи признак может при­писываться ей двумя способами. Первый способ заключается в том, что признак мыслится как присущий предмету постоянно, как неотъемлемая характеристика предмета, которая не может быть от него отделена. Такой способ приписывания признака предмету получил название атрибуции;естественно-языковым рефлексом логической атрибуции является атрибутивное словосочетание.

Другой способ приписывания признака предмету предполагает рассмотрение признака как отдельного или отделимого от предмета, внутренне ему не присущего, такого, который носит вре­менный и изменчивый характер. Для того чтобы признак мыслился как присущий предмету, нужно совершить мыслительную операцию приписывания признака предмету, или, говоря по-иному, предицирования признака предмету. Отсюда и название второго способа приписывания признака предмету — предикация. Естественно-языковым рефлексом логической предикации является предложение.

Наличие в предложении предиката является свидетельством его предложения) предикативности.

Предикативность есть способность предложения называть признак (в широком смысле этого слова) того, о чем в предло­жении идет речь. Модальность (объективная) есть способность предложения определять степень присущности признака тому, о чем в предложении идет речь, и посредством этого устанав­ливать связь между содержанием предложения и внеязыковой действительностью: если признак представлен как присущий предмету актуально, то считается, что содержательно предложение отражает некий фрагмент действи­тельности; если признак представлен как присущий предмету потенциально, то считается, что содержание предло­жения не отражает никакого фрагмента действительности. Если объективная модальность есть степень присущности признака предмету, то субъективная модальность в таком случае — сте­пень познанности говорящим лицом степени присущности при­знака предмету.

Модальность и предикативность являются обязательными, взаимно необходимыми содержатель­ными свойствами предложения: предикативность, обеспечивая наличие в предложении признаковости, обусловливает появле­ние модальности; модальность обеспечивает привязку предика­тивности к предмету речи и в конечном счете отвечает за способ­ность предложения отражать обозначенный им фрагмент мира как актуальный или потенциальный.

Коммуникативный синтаксис. Коммуникативный статус предложения обычно рассматрива­ется как связанный в основном с тремя его параметрами: грамма­тической категорией лица, актуальным членением и коммуника­тивным типом. Каждый из них имеет прямое от­ношение к процессу коммуникации как речевому взаимодействию двух или более лиц.

Категория лица обычно рассматривается в грамматиках как категория морфологическая, реализуемая в оппозициях глагольных форм, либо как категория лексико-морфологическая, реализуемая классом личных местоимений. В классе личных местоимений категория лица носит содержательный характер, и имеет коммуникативно-значимую природу.

Коль скоро общение невозможно без общающихся сторон, то соответствующие позиции маркиру­ются местоимением первого лица (адресант речи) и местоимени­ем второго лица (адресат речи). Соб­ственно коммуникативный статус признается лишь за личными местоимениями первого и второго лица; третье же лицо либо во­обще исключается из рассмотрения при анализе процесса комму­никативного взаимодействия, либо определяется по отношению к последнему исключительно негативно, а именно как неучаст­ник этого процесса.

Третье лицо противопоставляется первым двум на осно­ве участия/неучастия в акте (процессе) коммуникации. Факт не­вовлеченности в коммуникативное взаимодействие имеет важное следствие для субкатегории третьего лица в плане его поверхно­стно-языковой реализации: оно может быть выражено как имена­ми, так и кореферентными им личными местоимениями. Трансформация в обратном направле­нии также не вызывает никаких затруднений. В случае третьего лица личные местоимения в полной мере оправдывают свое частеречное наименование — «местоимение» как раз и означает «вместо имени».

Не такова ситуация с личными местоимениями первого и вто­рого лица. Всякие попытки заменить их кореферентными имена­ми наталкиваются на значительные трудности или на неудачу. При попытке заменить местоимение первого лица на кореферентное ему имя со значением «говорящий» произойдет существенная семантическая деформация. Равным образом замена местоимения второго лицана имя со значением «слушающий» приведет кстоль же сильной семантической деформации. Таким образом, личные место­имения первого и второго лица не являются местоимениями в исходном смысле этого слова: они не употребляются вместо ка­ких-либо имен и, соответственно, не могут быть заменены ими без существенного изменения референциальной семантики пред­ложения.

Из сказанного следует, что личные местоимения первого и второго лица — это специализированные языковые средства, ин­дицирующие позиции участников коммуникативного акта, и поэтому категорию лица в целом можно рассматривать как коммуникативно-ориентированную грамматическую катего­рию.

Набор способов выделения ремы носит не универсальный, а идиоэтнический характер. Для английского языка в качестве ведущих обычно указываются следующие приемы индикации ремы.

1. Так называемые клефтированные,или расщепленные, конст­рукции (cleft constructions). Клефтированная конструкция удобна тем, что с ее помощью может быть рематизирован прак­тически любой компонент любого английского предложения. Если существует особая необходимость «высвечивания» ремы в предложении, клефтирование помогает решить эту задачу без каких-либо проблем.

Читайте также:  Неправильные глаголы видеть

2. Артиклевая детерминация,когда в функции маркера ремы выступает неопределенный артикль. Особенно отчетливо актуализационная функция артикля проявляется при сравнительном ана­лизе одинаковых по всем параметрам (за исключением артиклевой детерминации) предложений.

3. Порядок слов также может служить важным сред­ством актуального членения. При этом следует отметить, что в английском языке порядок слов как фактор актуального членения возможен лишь силу определенного «люфта», некоторой степени свободы элементов предложения, допускаемой контекстными и ситуационными условиями.

4. Фразовое (логическое) ударениеявляется важным средством выделения ремы, особенно в устной форме речи. Возможность того, что в предло­жении практически каждый его член может быть рематизирован с помощью фразового ударе­ния, может быть продемонстрировано в форме теста противо­поставления.

5.Английская конструкция, известная под названием «there be construction», не случайно требует использования существи­тельных либо с неопределенным артиклем, либо с его аналогом — местоимением some (в отрицательном и вопросительном вариан­тах any ) — она также является одним из механизмов рематизации.

Итак, конструирование предложения в соответствии с прави­лами его актуального членения — важная коммуникативно ре­левантная задача, так как в речи говорящий не только сообщает слушающему некие факты, но и выстраивает их в некую инфор­мационно значимую иерархию, выборочно расставляет акценты и тем самым управляет вниманием слушающего. Последний, по­нимая неодинаковую информационную значимость для него от­дельных сегментов речи говорящего, может правильно восприни­мать сигналы, посылаемые ему автором сообщения относительно неравноценной информационной значимости различных элемен­тов речевого потока и фокусировать свое внимание на тех из них, которые несут новую, важную для него информацию.

Коммуникативные типы предложения. Деление предложений по цели высказывания на три основных типа — повествовательное, вопросительное, побудительное — яв­ляется, пожалуй, наиболее очевидной их классификацией, в основу которой положен коммуникативный принцип. Цель, с которой говорящий вступает в коммуникативное взаимодействие с другим лицом или лицами, — это либо сообщение информации, либо запрос информации, либо побуждение собеседника/собеседников к совершению или несовершению како­го-либо действия. Но в речевой практике такая взаимно одно­значная корреляция между коммуникативной целью высказыва­ния и коммуникативным типом предложения, в форме которого оно продуцируется, наблюдается далеко не всегда.

В форме вопросительного предложения может передаваться как сообщение (так называемый риторический вопрос), так и побуждение к действию. В форме утвердительного предложения может как задаваться вопрос, так и осуществляться побуждение к действию. Лишь побудительный тип предложения выражает собственно побужде­ние к действию с той существенной оговоркой, что побуждаемое действие может носить речевой характер, а значит, в этом плане побудительный тип предложения прагматически эквивалентен вопросу. Возможность такой транспозиции типов предложений (то есть когда предложения одного коммуникативного типа функционируют с целью передачи коммуникативного значения, первичного для другого коммуникативного типа предложения) не должна, одна­ко, ставить под сомнение сам принцип выделения предложений различных коммуникативных типов с их первичным коммуника­тивным зарядом.

Первичной коммуникативной функцией повествова­тельного предложения является изменение со­стояния собеседника посредством передачи ему определенного объема информации. Первичная коммуникативная функция во­просительного предложения — изменение собственного состояния, достигаемого за счет получения инфор­мации от собеседника, которому задан вопрос. Первичной ком­муникативной функцией побудительного предложения служит поведенческая реакция собеседника, выражающаяся в выпол­нении или невыполнении им (в случае запрета) какого-либо действия.

Иногда даже формальное отнесение предло­жения к тому или иному коммуникативному типу связано с зна­чительными трудностями; это имеет место всякий раз, когда предложение представляет собой гибрид различных коммуника­тивных типов. Так, весьма распространенным является повество­вательно-вопросительный коммуникативный тип. К типу повествовательно-вопроситель­ных предложений относятся и так называемые расчлененные во­просы, представляющие собой утверждения с запраши­ванием мнения собеседника о корректности этих утверждений. Нередки и утвердительно-побудительные предложения. Довольно распространенными являются в языке и предложения побудительно-вопросительного типа. Гибридный коммуникативный тип предложения возможен при его сложной структурной организа­ции, в основном при его построении в виде сложносочиненной структуры.

Таким образом, коммуникативно-синтаксическая теория про­ливает свет на функциональный аспект предложения как едини­цы общения. При всем многообразии языковых средств, исполь­зуемых в качестве способа реализации коммуникативного потен­циала предложения (грамматическая категория лица, актуальное членение предложения, коммуникативные типы предложения), они объединяются как сущности одного порядка в рамках кон­цепции языка/речи как одной из форм межличностного взаимо­действия.

Предложение не является высшим уровнем языковой иерархии. Отмечают, что в реальности предложения в боль­шинстве своем лишь относительно структурно и семантически самостоятельны: качество полной завершенности предложение приобретает лишь в составе единицы более высокого уровня — текста. Текст рассматривается многими лингвистами как выс­ший языковой уровень, обладающий собственными категория­ми и единицами, а также законами построения, то есть особой специфической грамматикой. Текст обладает мощным интегративным потенциалом и, сле­довательно, в структурном и коммуникативном отношении представляет собой такое образование, свойства которого не­сводимы к сумме свойств составляющих его предложений.

К основным свойствам текста относятся целостность и связность. Под целостностью понимается обычно невозможность из­влечения из текста каких-либо его фрагментов, ибо в противном случае текст либо разрушается, либо преобразуется в иной текст. В любом случае извлечение из текста любого фрагмента не может пройти для него бесследно. Под связностью понимается логико-содержательная и формальная структурированность текста, обус­ловливающая невозможность перестановки его компонентов в ином порядке или включение в него каких-либо «инородных» фраг­ментов.

Понятия «целостность» и «связ­ность» не являются специфически текстовы­ми, а применимы к единицам любых других лингвистических уров­ней. Количество и порядок морфем в слове строго определены и не могут меняться произвольно; словосочетание так­же структурировано вполне определенным образом и не может быть трансформировано без ущерба для своей целостности и связ­ности. Целостность и связность в полной мере характеризуют и предложение, как простое, так и сложное. Однако надо отметить, что связность на уровне текста реализуется в качественно иных формах, нежели на уровне предложения.

Связность текста, как было указано выше, может быть фор­мальной и содержательной. Для обозначения формально-линг­вистических средств внутритекстовых связей в лингвистике тек­ста используется термин когезия, а для обозначения содержа­тельных средств связи — термин когерентность. При этом выде­ляются и описываются различные типы как когезии, так и коге­рентности.

В целом выделяются следующие виды когезии.

1. Референция. Под референцией понимаются лингвистические средства отсылки либо к предшествующему контексту (ретро­спекция), либо к последующему (проспекция).Ретроспективную ре­ференцию еще называют анафорой,а проспективную — катафорой. Наиболее явным средством референции в английском языке служит артиклевая детерминация: определенным артиклем обыч­но маркируется анафорическая связь, а неопределенным — катафорическая. Артиклевая детерминация, безусловно, не един­ственное средство референции. Многие английские сентенциональные наречия являются средствами анафорической связи, прозрачно указывая на наличие предшествующего контекста.

2. Субституция. Субституция предполагает замену полнозначного элемента или элементов предшествующего контекста неполнозначным элементом или элементами в последующем контексте. Наиболее ярким и частотным примером субституции является прономинализация— использование местоимений вместо имен существительных. Описаны и другие способы субституции, например с помощью глагольного слова doили приинфини­тивного to.

3. Эллипсис. Под эллипсисом понимается структурная неполно­та предложения. Эллиптическое предложение, однако, всегда мо­жет быть «достроено» до полного, при этом выделяются два принципиально различных типа эллипсиса: парадигматически восполняемые эллипсисы и синтагматически восполняемые эллипсисы.Первые из названных восполняются до структурно полных анало­гов при помощи обращения к лингвистической компетенции но­сителя языка, то есть к знанию им соответствующих правил струк­турирования предложения. Этот тип эллипсиса не рассматривается как средство внутритекстовой когезии. Напротив, синтагматически восполняемые эллипсисы вос­станавливаются до структурно полных аналогов исключительно благодаря наличию соответствующего лингвистического контек­ста.

4. Конъюнкция. Под конъюнкцией подразумевается использова­ние разного рода соединительных элементов между предложениями, прежде всего союзов но также и других способов, например наречий, и даже сентенциональных образований.

5. Изотопия текста. Изотопия текста, именуемая еще лексической когезией или тематической сеткой, предполагает в качестве средства связи использование лексических единиц, «обслуживающих» одну и ту же предметную область.

Иног­да бывает довольно затруднительно определить, какое из средств когезии реализуется в каждом конкретном случае. Данный факт, однако, не опровергает самой принципиальной возможности разграниче­ния различных видов когезии и не препятствует выделению раз­личных ее типов.

Как было сказано выше, текст представляет собой не только структурное, но и тематическое единство, а значит, можно выде­лить и содержательные параметры, характеризующие его как еди­ницу высшего уровня. Иногда нижеперечис­ленные содержательные параметры текста рассматриваются как принадлежащие и теории прагматики.

1.Интенционалъностъ есть цели, задачи и намерения, которые преследует автор, порождающий текст.

2.Акцептабильность есть приемлемость порождаемого текста для его реципиента. Будучи комплементарной (то есть представ­ляя собой парное понятие) по отношению к интенциональности, акцептабильность подчеркивает активную роль адресата текста.

3. Информативность есть степень репрезентации в тексте ново­го, неизвестного, неожиданного. Она акцентирует пер­вичное свойство текста быть носителем определенно­го рода информации.

4. Ситуационность есть соответствие формы и содержания тек­ста ситуации коммуникации. Ситуационность позволяет «вписы­вать» текст в формат общения, делая его релевантным для данных коммуникантов.

5. Интертекстуальностьесть связь данного текста с другими текстами. Таким образом, интертекстуальность в отличие от всех остальных средств когезии и когерентности, описанных выше, рассматривает не внутренние, а внешние связи текста. На нем следует оста­новиться более подробно.

Каждый новый текст — осознанно или нет — порождается ав­тором с учетом уже созданных текстов, следы которых всегда можно выявить в данном тексте. Эти следы могут принимать форму цити­рования, аллюзии, пародии, римейка, сюжетной схожести, тематической, эстетической и идейной общности и т.д. Особо стоит отметить в этом ряду явле­ние прецедентных текстов— получивших широкое распростра­нение в данной культуре текстов, отдельные фрагменты которых регулярно воспроизводятся в позднейших текстах в виде цитат и ссылок. Как правило, прецедентные — это тексты классической литературы, культовых фильмов и песен, широко известных анек­дотов и юморесок и т.п. Все эти явления интертекстуальности исследуются в литературоведении, однако интертекстуальность может быть описана и с точки зрения лингвистических парамет­ров.

Лингвистические аспекты интертекстуальности обычно связы­ваются с концепцией так называемой «памяти слова». При этом различают следующие ее виды: референциальную, комбинаторную, звуковую и ритмико-синтаксическую.

Теория текста обычно предполагает и рассмотрение проблема­тики, связанной с контекстом. В контекстологии выделяется множество типов контекстов, из которых рассмотрим два — горизонтальный и вертикальный — как наиболее актуальные с точки зрения современных лингвистических иссле­дований в области текста.

Читайте также:  Бусины с буквами – Купить или заказать на Ярмарке Мастеров | Товары ручной работы

Под горизонтальным имеют в виду контекст, описыва­ющий серию событий, непосредственно сменяющих друг друга в рамках динамично развивающейся во времени ситуации.

Под вертикальным понимают контекст, который описы­вает ситуацию или ситуации, предшествующие или одновремен­ные с той, которая задана в начальном предложении контекста; время в таком контексте как бы замирает или приобретает регрес­сивные свойства.

Главными дифференциальными признаками двух рассматри­ваемых типов контекстов являются семантика и видовременные формы предикатов. Если в контекстах первого типа преоб­ладает акциональный тип предиката, то в контекстах второго типа — статальные предикаты. Если для контекстов первого типа характерно употребление пре­дикатов в форме простого прошедшего времени, то для контекстов второго типа обычными являются также формы прошедшего длительного и про­шедшего перфектного времен для обозначения со­ответственно действий, одновременных с действием, обозна­ченным предикатом в начальном предложении контекста, или предшествующих ему. Это позволяет утверждать, что видовременные формы глагола можно рассматривать в качестве еще одного средства когезии.

В составе реальных текстов горизонтальный и вертикальный контексты могут встречаться как в чистом виде, так и — что чаше — в совмещенном. Совмещение контекстов означает, что горизон­тальный контекст может включать элементы вертикального, и на оборот — вертикальный контекст может включать элементы гори­зонтального.

Существует и иное понимание вертикального и горизонтально­го контекстов — скорее литературоведческое, чем собственно линг­вистическое. Согласно ему под горизонтальным контекстом рече­вого сегмента или речевой единицы подразумевается окружающий их текст данного произведения. Под вертикальным контекстом ли­тературного произведения имеется в виду так называемый контекст эпохи, то есть весь широкий историко-культурный фон его суще­ствования, его место в эстетико-литературном направлении, его значимость в мировом литературно-художественном процессе.

В последние годы наряду с развитием теории текста активно развивается и теория дискурса. Текст и дискурс— понятия пере­кликающиеся, но не тождественные. Под текстом большинство исследователей понимают образчик письменной речи, литератур­но, жанрово и стилистически обработанной, а потому характери­зующейся композиционной продуманностью, стилистической выверенностью, синтаксической правильностью и структурной завершенностью. Дискурс в отличие от текста подобными ограни­чениями не обременен. Во-первых, он несводим только к пись­менной форме речи. Во-вторых, он спонтанен, а значит, с точки зрения формы не идеален, структурно рыхл, стилистически шероховат. Дискурс есть вербальная реакция человека на ситуацию общения; вид деятельности человека наряду с другими видами деятельности. Дискурс не лишен собственных отличительных формальных признаков. В качестве важнейшего назовем наличие в дискурсе дискурсивной лексики — таких вербальных элементов, адекватная интерпретация которых возможна лишь при условии включенности их в структуру речи. К дискурсивной лексике грам­матисты относят междометия, образования сентенционального типа, частицы и некото­рые другие.

5. Коммуникативная организация высказывания. Актуальное членение предложения. Порядок слов.

Актуа́льное члене́ние предложе́ния — используемый в лингвистике принцип разделения предложения на:
исходную, изначально данную составляющую (то, что считается известным или может быть легко понято), называемую темой, исходной точкой или основой;
новую, утверждаемую говорящим составляющую (то, что сообщается об исходной точке высказывания), называемую ремой или ядром;
элементы перехода.

Например: «он (тема) оказался (переход) прекрасным учителем (рема)».

Актуальное членение предложения исходит из выражения им конкретного смысла в контексте данной ситуации — в противоположность формальному членению предложения на грамматические элементы.

Если тема предшествует реме, порядок слов в предложении называется объективным, в противном случае — субъективным, например: «отец (тема) идёт (рема)» — если ждут отца; «отец (рема) идёт (тема)» — если услышали шаги.

Актуальное членение предложения может выражаться порядком слов, интонацией и другими средствами.

Теория актуального членения предложения
Каждое конкретное предложение приспосабливается к определенной ситуации общения. Учитывая отношения между говорящим и слушающим, группа лингвистов, прежде всего учёные, входящие в Пражский лингвистический кружок, создала теорию актуального членения предложения (основы этой теории заложил В. Матезиус, чешский языковед). Актуальное членение отличается от формально-грамматического анализа по членам предложения, предусматривающего выделение группы подлежащего и группы сказуемого. При актуальном членении (АЧ) предложения в зависимости от актуальности информации (ее важности, значимости для ситуации, контекста) выделяется исходная часть (данное, известное, т. е. то, о чём сообщается) – тема и часть, содержащая новую информацию, ядро высказывания, – рема. Соотношение данного и нового (темы и ремы) в предложении образует его функциональную перспективу. Определить, что в предложении является данным и новым, можно только в отношении к конкретной ситуации. Причём любой член предложения в зависимости от контекста или ситуации может выступать в качестве темы (Т) или ремы (Р).
Т Р
А. Я люблю / твои золотые переменчивые глаза (Чуркин).
Для данной ситуации важно, что любит автор. Состав ремы может измениться, если автору необходимо подчеркнуть, за что он любит эти глаза, например:
Т Р
Я люблю твои глаза, / золотые, переменчивые.
Учёные, исследовавшие языки с так называемым свободным порядком слов, отмечают, что слова в предложении располагаются в письменной речи в соответствии с его функциональной перспективой: данное (тема) обычно предшествует новому (реме), логическое ударение приходится на конец предложения. Этот порядок следования компонентов АЧ называется объективным.
Однако в целях усиления эмоциональной выразительности или выделения какого-то элемента высказывания возможен обратный порядок компонентов АЧ: рема предшествует теме, при этом актуализация достигается порядком слов и ударением. Такой порядок расположения компонентов АЧ называется эмфатическим или инверсионным, как это имеет место в высказывании:
Р Т
Б. Будет нами прожит и выжит / этот третий жестокий год (А. Сурков).
Состав темы помогает определить местоимение «этот», осуществляющее связь с предшествующим контекстом. Следовательно, рема – это вынесенные вперед слова, которые несут наибольшую смысловую информацию и эмоционально выделены.
В устной речи средством актуального членения служит интонация, логическое ударение, например: англ. Suddenly the telephone rang at the end of the corridor. Выделенное слово является ремой, а порядок слов инверсионным.
Рассмотрим еще пример из русского языка: «Вопрос хочу вам задать. Как он вам показался? – Старик он уже». В ответе существенная информация (рема) вынесена на первое место.
Теория актуального членения предложения позволила выявить: то, что раньше называли особым стилистическим использованием порядка слов, в действительности выполняет определенную смысловую функцию – служит для разграничения данного и нового (темы и ремы).
Правильное понимание соотношения между синтаксической структурой предложения и его функциональной перспективой в русском и английском языках имеет первоначальное значение для перевода.
Внешне кажущийся свободным порядок слов в русском языке служит цели раскрытия функциональной перспективы предложения, развития мысли в направлении от темы к реме. Например: Студенты пришли. – Пришли студенты. Член предложения, занимающий конечную позицию, несет рематическую нагрузку, а остальная часть предложения служит темой.
В большинстве английских повествовательных предложений с прямым порядком слов так же соблюдается принцип подачи информации по нарастающей гамме – в направлении от темы к реме.

Тема называет то, из чего исходит говорящий, строя высказывание, она служит исходным пунктом высказывания. Она выражает уже известное и дает как бы отправную точку для развертывания сообщения, для передачи сообщения, для собственно коммуникации. В частном случае тема называет предмет сообщения. Рема содержит сообщение о теме, по поводу темы или в связи с темой. Она выражает основную мысль, то, что говорящий желает сообщить относительно темы. Именно соединение ремы с темой передается та новая информация, ради которой сформировано предложение.

Основные коммуникативные типы предложения: повествовательный, вопросительный, побудительный. Предложение является, прежде всего, единицей коммуникации, поэтому основная классификация предложений основывается на коммуникативном принципе, традиционно определяемом как «цель коммуникации». По цели коммуникации предложения делятся на повествовательные, вопросительные и побудительные. Повествовательные предложения, согласно традиционной трактовке, выражают некоторое сообщение, либо утвердительное, либо отрицательное, например: He (didn’t) shut the window. Побудительные предложения выражают побуждения к действию различного вида (приказы или просьбы), также либо в утвердительной форме, либо в отрицательной, например: (Don’t) Shut the window, please. Вопросительные предложения представляют собой запрос информации, например: Did he shut the window?

Дополнительные различия между тремя основными коммуникативными типами предложения могут быть выявлены в свете актуального членения: предложения каждого коммуникативного типа отличаются собственными признаками актуального членения, особенно, характеристиками ремы.

Типичное повествовательное предложение непосредственно выражает некое суждение, пропозицию, и актуальное членение выступает в повествовательном предложении в наиболее развернутой и полной форме: рема повествовательного предложения выражает информацию, которая представляет собой информационный центр предложения, и противопоставлена его тематической части, например: He (тема) shut the window (рема).

Типичное побудительное предложение не содержит сообщения о каком-то факте, т.е. собственно пропозиции. Оно основывается на некой пропозиции, но не выражает ее напрямую, например: Let him shut the window (He hasn’t shut the window). Таким образом, рема побудительного предложения не выражает информационное ядро выраженной пропозиции, а формулирует побуждение – желательное, требуемое, необходимое (или нежелательное, ненужное и т.п.) действие. Вследствие коммуникативной природы побуждения, тема побудительного предложения, обращенного к собеседнику, может опускаться или принимать форму обращения, например: Shut the window, please; Tom, shut the window.

Рема вопросительного предложения может быть охарактеризована как информационно открытая: это информационное зияние, пустота, которая заполняется ответом собеседника. Такая «нулевая» рема в местоименных («специальных») вопросах выражается вопросительным местоимением, которое замещается в ответе требуемой реальной информацией, например: Who shut the window? – Tom (did). Вопросительное местоимение в вопросе и рема в ответе образуют своеобразное рематическое единство вопросно-ответной конструкции. Открытый характер неместоименных вопросов заключается в наличии альтернативных семантических предположений, из которых отвечающий должен выбрать что-то одно. Возможности семантического выбора эксплицитно выражены в структуре альтернативных вопросов, например: Did he or his friend shut the window? Рема неместоименных вопросов, требующих подтверждения или отрицания («общих» вопросов, предполагающих ответ «да-нет»), является имплицитно альтернативной, она предполагает выбор между существованием или не-существованием указанного факта (верно или неверно?), например: Did he shut the window? – Yes, he did (No, he didn’t). Тематическая часть, будучи выраженной в вопросе, в ответе с легкостью опускается, целиком или полностью, как видно из приведенных примеров.
Традиционно в системе коммуникативных типов предложений выделяют еще один тип, так называемое восклицательное предложение. Восклицательные предложения маркированы специальными интонационными моделями (которые представляются с помощью восклицательного знака на письме), порядком слов и особыми конструкциями со служебно-вспомогательными словами, которые выражают высокую эмоциональную насыщенность высказывания. Однако эти регулярные грамматические признаки не могут рассматриваться в качестве достаточного основания, чтобы расположить восклицательные предложения на одном уровне с тремя основными коммуникативными типами предложений. Предложение любого коммуникативного типа, повествовательное, вопросительное или побудительное, может быть представлено либо в восклицательном, эмоционально окрашенном варианте, либо в невосклицательном, неэмоциональном варианте, ср.: She is a nice little girl – What a nice little girl she is!; Open the door. – For God’s sake, open the door!; Why are you late? – Why on earth are you late?! Восклицательность, таким образом, является сопутствующей чертой всех трех основных коммуникативных типов предложения, чертой, которая разграничивает эмоционально насыщенные конструкции и эмоционально нейтральные конструкции на более низком уровне анализа, но не образует особый коммуникативный тип.

Читайте также:  Уровни знания английского языка - статья от школы Лондон Экспресс

ЭМФАЗА, одна из категорий коммуникативной структуры предложения. Эмфаза связана с выражением сильных чувств говорящего по поводу ненормативных явлений жизни. Выражение сильных чувств может воплощаться в отдельном речевом акте – восклицании (Какая сегодня хорошая погода!), а может соединяться с речевым актом другого типа – сообщением, вопросом или повелительным предложением; в последнем случае происходит образование эмфатического коммуникативного компонента: эмфатической ремы (Сотню я за нее отдала!), эмфатической темы (Такую огромную котлету мне ни за что не съесть!), эмфатического вопросительного компонента вопроса (У тебя уже есть сын?!), эмфатического императива (Принеси мне самое красивое яблоко!). Эмфаза естественно сочетается только с ремой и вопросительным компонентом вопроса, а сочетание эмфазы с темой и императивом затруднено. Там, где оно оказывается возможным, оно поддержано эмфатическими лексемами такой и самый.
Наряду с актуальным членением предложения существуют и другие аспекты организации предложения. Такие понятия как данное − новое, определенность − неопределенность, подлежащее, фокус контраста, пресуппозиция и топик представляют собой способы подачи информации в предложении под разным углом.

Оппозиция данное — новое является центральным понятием для У. Чейфа. Он проводит анализ других статусов имени в сравнении с данной оппозицией и рассматривает их соотношение с ней.
У. Чейф пишет, что существует следующее определение данного и нового: “Данная (или старая) информация — это то знание, которое, по предположению говорящего, находится в сознании слушающего в момент произнесения высказывания. Так называемая новая информация — это то, что, по предположению говорящего, он вносит своим высказыванием в сознание слушающего” (Чейф 1982: 281).У. Чейф отмечает, что данная терминология вводит в заблуждение использующих ее лингвистов. Связано это с тем, что называя нечто “старой информацией» мы имеем в виду, что это то, что слушающий уже знает, а “новая информация” — это то, что слушатель еще не знает, нечто, что впервые вводится в фонд знаний слушающего. Однако, человек, который произносит I saw your father yesterday “Вчера я видел вашего отца” вряд ли предполагает, что слушающий не располагает информацией о своем отце. Дело в том, что говорящий предполагает, что слушающий в данный момент не думает о своем отце.У. Чейф предлагает под новой информацией понимать “только что введенную информацию”, а под данным “ранее введенную”.У. Чейф утверждает, что при построении высказывания говорящий учитывает экстралингвистический контекст, то есть говорящий считает, что он сам и слушающий одинаково воспринимают и осознают определенный объект окружающей действительности. Например, говорящий видит, что слушающий рассматривает картину на стене и может сказать: I bought it last week ‘Я купил ее на прошлой неделе’. Понятие картины считается здесь данным и произносится с низким тоном и слабым ударением, а само понятие здесь прономинализировано, заменено на it. Кроме того, возможно, референт был упомянут ранее, то есть, говорящий основывается на лингвистическую ситуацию, например: I’d like to show you a painting (new). I bought it (given) last week “Я бы хотел показать вам картину (новое). Я купил ее (данное) на прошлой неделе”.У. Чейф отмечает также, что данным может быть не только сам референт, но и любой другой референт, который принадлежит к той же категории. Как только один из референтов категории становится данным, то и остальные автоматически приобретают признак данности. Например: I bought a painting (new) last week. I really like paintings (given) “На прошлой неделе я купил картину (новое). Я очень люблю живопись (данное) ” (там же: 283).

У. Чейф отмечает, что важно также то, что в процессе речи одни представления вытесняются другими, и говорящий должен следить за тем, думает ли еще слушающий о соответствующем референте или уже забыл о нем. Например, говорящий может употребить местоимение he, отсылающее к чему-то ранее сказанному, а слушатель мог уже забыть, о ком идет речь. В этом случае мы имеем дело с понятием “восстановимости” (recoverability), введенном М. Хэллидем (Halliday 1967). Даже если слушающий перестал думать о референте, референт может быть легко найден в его памяти и никаких проблем в процессе коммуникации не возникнет.

Собственно эмфазой следует считать коммуникативное значение, модифицирующее компоненты речевых актов, изначально направленных не на выражение чувств говорящего, а на сообщение, повеление, вопрос. Основным средством выражения эмфазы в пределах сообщений, повелительных предложений и вопросов служит особая эмфатическая интонация, которая является результатом взаимодействия типов интонаций, маркирующих тему, рему, повелительное предложение и вопрос, с эмфатическим выделением, поэтому интонация, характеризующая эмфатическую рему, отличается от интонации, характеризующей эмфатическую тему.

Контрастивность
В качестве примера контрастивного предложения У. Чейф приводит Ronald made the hamburgers “Сэндвичи приготовил Рональд”, где ударение падает на слово Рональд.

У. Чейф утверждает, что для контрастивности важны 3 фактора:

Осведомленность как говорящего, так и слушающего, о том, что кто-то совершил соответствующее действие. Такую осведомленность можно назвать фоновыми знаниями. Фоновые знания могут быть данным (слушающий думал об этом в момент речи) или квазиданным (не думал, но делает вид, что думал, о том, о чем речь). Напомним, что под данным У. Чейф понимает информацию, о которой слушающий думает в момент произнесения высказывания, а не информацию, известную слушающему.

Набор кандидатов. Говорящий предполагает, что слушающий учитывает возможность и других кандидатов на эту роль.

Фокус контраста. Возможно, были и другие кандидаты, но действие осуществил именно конкретный субъект, который и будет фокусом контраста в данном высказывании. Фокус контраста не обязательно сообщает новое, в том смысле, в котором новое понимается У. Чейфом, то есть фокус контраста не обязательно представляет собой только что введенную в сознание информацию. Поэтому, фокусом контраста может быть, например, местоимение: He did it ‘Это сделал он’. Фокус контраста, по мнению У. Чейфа, может быть как данным, так и новым.

Фокус контраста может выделяться интонацией, ударением или порядком слов — при помощи расщепленного предложения (термин О. Есперсена (Jespersen 1961: 147-148)). Например: It is Ronald who made the hamburgers ‘Сендвичи приготовил именно Рональд’. В предложении может быть два или даже три фокуса контраста: Ronald made the hamburgers ‘Рональд приготовил Сэндвичи’. Фокусами контраста будут Ronald и hamburgers.

Топик
Считает, что в английском топик соответствует фокусу контраста. As for the play, John saw it yesterday ‘Что касается пьесы, то Джон видел ее вчера’.У. Чейф утверждает, что предложения такого типа являются контрастивными и имеют фокус контраста в начале предложения. Все примеры топиков в английском языке совпадают с фокусами контраста (там же: 307).

Точка зрения или эмпатия
Точка зрения или эмпатия связана с позицией, с которой описана ситуация.

Например, предложение John hit his wife ‘Джон ударил свою жену’ описывается “со стороны Джона”. А предложение Mary’s husband hit her ‘Муж Марии ударил ее’ — “со стороны Марии» (там же: 313). На наш взгляд не совсем корректно употреблять выражения “со стороны Джона» и “со стороны Марии”, так как им больше бы соответствовали предложения, Я ударил свою жену и Мой муж ударил меня. Вероятно, их было бы логично заменить на “с точки зрения третьего лица по отношению к Джону» и “с точки зрения третьего лица по отношению к Марии”.

Итак, У. Чейф выделяет 6 статусов возможных для имени, которые выбираются говорящим в зависимости от того, как он оценивает текущее состояние сознания слушающего. Единица может быть:

данной или новой, в зависимости от того, считает ли говорящий, что слушающий в момент произнесения предложения думает о ней.

фокусом контраста: говорящий выбирает ее из определенного набора возможных вариантов.

определенной, если говорящий полагает, что слушающий готов отождествить референт, который говорящий имеет в виду.

подлежащим, если говорящий считает ее той единицей, о которой дается информация.

топиком (в английском языке совпадает с фокусом контраста)

Предложения всегда имеют определенную грамматическую форму и интонацию. Их можно классифицировать по структуре и цели высказывания.

Рекомендуем к просмотру: бюро переводов английского с опытом более 12 лет.

В сегодняшней статье рассмотрим принцип разделения по структуре. Покажем на примере, как составляются различные типы предложений. Также выполним задание, чтобы закрепить полученные знания.

На какие типы делятся предложения по структуре

По структуре предложения подразделяются на:

  • простые;
  • сложные.

Простым предложением называется то, которое состоит из одной грамматической основы (подлежащее + сказуемое). Если оно включает только данные части речи, то будет нераспространенным. Когда оно состоит из подлежащего, сказуемого и второстепенных членов (дополнения, обстоятельства, определения), то называется распространенным.

Сложные предложения содержат более одной грамматической основы. В зависимости от того, как связаны между собой их части, они могут быть сложносочиненными и сложноподчиненными.

В первом случае обе части предложения равнозначны. То есть одна не зависит от другой. Используются сочинительные союзы:

  • and;
  • but;
  • or.

В сложноподчиненном предложении две или более частей несопоставимы. Одна из них является главной, а остальные зависимыми. В первой заключается основная мысль, а в остальных пояснения к ней. Между собой соединяются подчинительными союзами:

  • that;
  • if;
  • after;
  • because;
  • who;
  • whose;
  • when;
  • where;
  • as.

Также части предложения могут соединяться бессоюзным способом при помощи тире.

Оцените статью